Питанга – Свободный Репортаж фотографа Павла Соболева о переселении староверов из Уругвая на Родину в Россию, съемка камерой Leica M.

Профессия Павла Соболева никак не связана с фотографией. «Фотосъемка — мое серьезное увлечение, – сообщает Павел. – Я начал фотографировать в 2009 году, в путешествиях. Первый фотоаппарат был сразу профессиональный. Через какое-то время обнаружил, что мой фоторюкзак весит уже порядка 12 кг и сильно раздражает меня в поездках. Так я пришел к выводу, что мне нужна компактная профессиональная камера. Первой Leica стала пленочная модель М7 с объективом 50/2. Много снимал, предпочитая черно-белую пленку. К тому моменту я уже определился с жанром: больше всего меня привлекала фотожурналистика и портретная съемка. Сейчас снимаю камерами Leica M (Typ 240) и Leica M Monochrom». 

Представляем вашему вниманию репортаж Павла Соболева о жизни общин русских староверов в Уругвае и возвращении некоторых семей на историческую Родину в Россию, где они обосновались в поселении рядом с городом Свободный; съемка состоялась в 2017 году: 

 «С приходом в Россию Советской власти многие семьи старообрядцев, в частности Килины, проживавшие в Амурской области, перебрались на другой берег Амура, в Китай. Уже из тех краев, после раскола власти китайских коммунистов, в 1960-х годах эмигрировали в Латинскую Америку, где старообрядцы общинами растворились в труднодоступных местах Бразилии, Уругвая, Боливии.
 
10 лет назад, после долгого отсутствия – почти 7 десятков лет – старики Килины решили вернуться на свою Родину, на Дальний Восток. Различные государственные организации, неравнодушные к истории русских старообрядцев, подхватили эту инициативу и заговорили об историческом переселении старообрядцев обратно в Россию.
 
 
В Уругвае есть две деревни старообрядцев: Питанга, существующая уже 22 года, и Офир, основанная в 1960-х годах. Все здесь сильно напоминает о России – те же бескрайние поля и пейзажи, и даже такие же дороги. Только вместо сосен – эвкалипты, урожай воруют бегающие повсюду страусы, дорогу неспешно переползает гигантская ящерица, да и на коровах вместо воробьев сидят попугаи.
 
Дом семьи Килина расположен на окраине Питанги и крайне похож на временное жилище: на стенах гипсокартон, на окнах полиэтиленовая пленка. Тимофей Килин родился в Уругвае и никогда не был в России. Пять лет назад вместе с семьей вернулся обратно в Уругвай из Аляски, где они прожили в старообрядческой общине семь лет. „Сальмону ловил тама“, – поясняет Тимофей (от английского salmon – лосось). Староверы в Уругвае говорят на смеси старорусского языка с добавлением испанских и иногда английских слов. В семье Тимофея семеро детей; младшей, Ларисе, всего пять недель. У всех разное гражданство: у тех, кто родился на Аляске – американское, у остальных – уругвайское. Жена Тимофея, Устина, родилась в США, на Аляске. Пока была возможность, работала преподавательницей русского языка в местной школе.
 
 
Здесь, в Питанге, дети старообрядцев ходят в „испанскую“ сельскую школу, а также в русскую, расположенную в самой деревне. Пять лет назад, с момента возвращения из Аляски, у Тимофея появилась мечта – переехать с семьей в Россию. На тот момент его родители, Федор и Татьяна, вместе со своими детьми и их семьями, были в числе первых староверов, вернувшихся из Латинской Америки на историческую Родину. Тогда они переселились в Приморье на Дальний Восток, но закрепились только в Амурской области. Дальний Восток для переселения был выбран неслучайно: когда-то их предки бежали от советской власти через реку Амур, в Маньчжурию, а после угроз китайских властей и вовсе рассеялись по всему миру.
 
В настоящее время поселения старообрядцев есть на Аляске, в Аргентине, Боливии, Уругвае, в Бразилии и Австралии. Благодаря интернету связь со всеми общинами поддерживается регулярно, все моментально узнают новости друг о друге. Поэтому известия о том, что первые семьи начали переселяться в Россию, тут же облетели весь старообрядческий мир. И о проблемах, с которыми столкнулись те семьи, тоже все вскоре узнали. Но и в Уругвае жизнь не сахар: каждый год повышаются цены на электричество, топливо, себестоимость обработки гектара земли. В результате экономического кризиса снизились цены на сою, пшеницу; стало невыгодно обрабатывать много земли. Староверы начали все чаще ездить из Питанги и Офира торговать собственными продуктами в ближайший город Пайсанду. „Да, тяжко быват, но нишо, выживам помаленьку“, – улыбается Тимофей.
 
 
Старообрядцы всей Южной Америки, узнав о программе содействия переселению эмигрантов на Родину в Россию, с нетерпением ожидают стабильных и благоприятных, в основном юридических, условий. Сменить тропический влажный климат на резкий и сухой дальневосточный готовы абсолютно, как сами и заявляют. Волна переселения их предков с Дальнего Востока захлестнула Латинскую Америку, и они готовы такой же волной нахлынуть обратно. Тимофей Килин со своей семьей и братом Анатолием решительно настроены вернуться в Россию, с которой даже не знакомы, но где уже рядом с городом Свободный живут родители Тимофея и брат с сестрой. Лишь бы была земля и работа, к которой они привыкли».
 
Другие авторские фотопроекты Павла Соболева представлены на его сайте www.psobolev.com
(Visited 496 times, 1 visits today)



1 комментарий к записи
«Питанга – Свободный»

  1. Буланов Владимир:

    Добро пожаловать на историческую родину! Здесь всегда рады честным трудолюбивым людям.

Оставить комментарий