История создания фильма «Парад Победы». Кадры из кинохроники 24 июня 1945 года

24 июня 1945 года в Москве на Красной площади состоялся Парад Победы с участием войск Действующей армии, Военно-Морского Флота и Московского гарнизона. Парад принимал Маршал Советского Союза Георгий Жуков. Командование возглавлял Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский. Иосиф Сталин наблюдал за Парадом с трибуны Мавзолея Ленина.

Victory Parade 007

Съемочный процесс этого эпохального события обеспечивала команда из восьми операторов под руководством режиссера Николая Соловьева. Их работу, как и само торжественное шествие, осложняли неблагоприятные погодные условия того памятного летнего дня: во время Парада Победы случился проливной дождь, в связи с чем были отменены воздушная часть праздника и прохождение колонн трудящихся столицы. Кинохроника была снята на цветную пленку Agfa. Проявка отснятого материала производилась в немецкой лаборатории в Берлине, монтаж и озвучка фильма для ускорения процесса осуществлялись также в захваченной столице Германии. Во время обработки пленки выяснилось, что большая часть съемки забракована по причине цветных искажений. Пришлось перевести хронику на черно-белую пленку, а из пригодного по качеству материала смонтировать 19-минутный цветной фильм.

Однако на этом тернии в работе над фильмом не закончились. После предварительного просмотра в Кремле Иосиф Сталин остался недоволен результатом, поскольку в кадрах хроники Парада отсутствовали двое из десяти командующих фронтами  — полководцы Иван Баграмян и Андрей Еременко. Необходимо было восполнить упущение, что являлось непростой задачей: на тот момент Баграмян со своим штабом находился в Риге, а командующий 4-м Украинским фронтом генерал Еременко и его штаб — в Кракове.

Victory Parade 003

Из воспоминаний фронтового оператора Михаила Посельского: «Жребий снимать Еременко в Кракове выпал мне. В дирекции студии меня попросили объяснить генералу, что его съемка забракована из-за капель дождя, попавших в объектив. Без этих съемок фильм о Параде Победы не мог быть принят „наверху“. А дело было в том, что восемь командующих фронтами вышли на парад в мундирах и погонах маршалов, а двое оставались генералами. Операторы едва успели запечатлеть на пленку маршалов, а на съемку генералов времени не хватило. Судьбу выпуска картины на экран теперь могло решить только устранение подмеченного Сталиным недостатка. На следующий день я вошел в кабинет Еременко. За письменным столом сидел уставший грузный человек. Я доложил о цели приезда и сказал о каплях дождя. Генерал стукнул кулаком по своему столу и грозно произнес: „Кто научил вас врать генералу, капитан! Мимо меня пробегали ваши операторы, и ни один не удосужился остановиться и снять меня на параде“. Я попытался как-то объяснить ситуацию, но Еременко поднялся из-за стола и зычным голосом дал команду: „Кругом, марш отсюда!“ Я пулей вылетел из кабинета весь красный от стыда. И зачем я врал? Надо было честно сказать: „Не сняли, не успели, виноваты“.  Убедить Еременко в необходимости съемки мог только начальник военной миссии в Польше генерал Шатилов. Я честно рассказал ему о случившемся и попросил помощи. Шатилов обещал посодействовать. Через некоторое время Еременко приказал доставить меня к нему в штаб. После того, как я выслушал еще один справедливый упрек кинохронике, последовал вопрос: „Что вам нужно от меня теперь?“. А нужно было, чтобы генерал в парадном мундире постоял немного на фоне красных знамен, которые бы прикрыли отсутствующий в Кракове ГУМ. А я снял бы его для цветного, а потом для черно-белого варианта фильма „Парад Победы“.

Решено было сделать съемку за чертой города, подальше от людских глаз. Точно в 12.00 Еременко в новом парадном мундире, увешанном сверкающими боевыми наградами, вышел из дома и сел в машину. Автомобиль командующего, два бронетранспортера с солдатами и знаменами армии тронулись на съемку. Когда колонна выезжала из города, в небе появились тучки, и пошел дождь. Съемка оказалась под угрозой. „Что будем делать?“, — спросил у меня командующий фронтом. „Вы помните, товарищ генерал, во время парада в Москве тоже был дождь, и наша съемка хорошо совпадает с погодой, что была тогда“… Прикрывая рукой камеру, чтобы в объектив не попала вода, я приготовился снимать. Несколько секунд Еременко постоял на фоне знамен и быстро укрылся от дождя под крышей автомобиля. Теперь мне предстояло перезарядить в аппарате черно-белую пленку и все повторить сначала. Пока я перезаряжал камеру, пошел проливной дождь. Я посмотрел на мокрый мундир генерала и с мольбой в голосе произнес: „Нужно постоять еще несколько секунд и все закончим“. Еременко быстро выскочил из машины и на мгновение встал под знамена. Когда машины тронулись в обратный путь, я посмотрел на счетчик киноаппарата: было снято три метра пленки, да и в первой цветной кассете было не больше. С таким мизерным материалом я возвращался в Москву. В лаборатории студии мне сообщили, что оператор Зиновий Фельдман пару часов назад тоже сдал свою пленку в проявку. Задание мы оба выполнили в срок, и вскоре фильм „Парад Победы“ в черно-белом варианте был выпущен на экраны. Иногда, когда по телевидению показывают эту ленту, и я вижу генералов Еременко и Баграмяна на Красной площади, то невольно вспоминаю историю той давней съемки, которая на экране длится всего несколько секунд. Такое бывает, наверное, только в кино!»

В 1984 году на экраны вышла обновленная версия черно-белого фильма, из которой были удалены часть наглядной агитации, части закадрового текста и фрагменты выступления Г. К. Жукова, прославляющие Верховного Главнокомандующего Маршала И. В. Сталина. В 2004 году была восстановлена цветная версия фильма, реставрацией которой занимались специалисты Российского государственного архива кинофотодокументов.

(Visited 75 times, 1 visits today)



Оставить комментарий