Всеволод Тарасевич. Эпизод 2. Ленинград

В рамках программ «Классики российской фотографии» и «История России в фотографии» в МАММе открылась вторая выставка Всеволода Тарасевича. До 14 декабря зрители смогут увидеть серию фотографий, посвященных Ленинграду 1960-х годов.

Классик советской фотожурналистики Всеволод Тарасевич родился в Самарканде в 1919 году. В 1937 году он поступил в Ленинградский электротехнический институт, увлекся фотографией и вскоре начал публиковаться в газетах «Смена» и «Ленинградская правда». Спустя два года, в 20 лет, Всеволод Тарасевич ушел из института добровольцем на Советско-финскую войну. В 1941-1945 годах был фотокорреспондентом политического управления Северо-Западного, а затем Ленинградского фронтов. Его рассказы об этом периоде помнит его сын Александр Тарасевич. После окончания Великой Отечественной войны фотограф работал в газете «Вечерний Ленинград», а после переезда в Москву — в журналах «Советский Союз», «Советская женщина», «Огонёк» и других.

В 1961 году Всеволода Тарасевича пригласили на должность фотокорреспондента агентства печати «Новости» (АПН). В этот период его манера съемок претерпевает сильные изменения. Как вспоминает известный советский фотожурналист Лев Шерстенников, «…в 1950-е годы фотография начала перестраиваться, стали меняться вкусы читателей, вкусы редакторов, менялись требования редакций, заставлявших своих репортеров работать по-новому. Это был мучительный процесс для многих стоявших на прежних воззрениях репортеров, процесс, затянувшийся на годы полудепрессивного состояния». Сам Всеволод Тарасевич пишет так: «Перестройка шла медленно. Говоря о себе, должен признаться, что в какой-то период я оказался солдатом  без оружия. Снимать, как прежде, уже не мог, а как хотелось — еще не умел». Но справедливости ради нужно отметить, что фотограф оказался в первых рядах ратующих за новый подход к съемке.

Tarasevich Vsevolod

По воспоминаниям Льва Шерстенникова, лично знавшего фотографа, «…Тарасевич стал одним из самых неугомонных глашатаев перестройки. Он отказывается от идеи „ставить кадр‟. Он больше не рисует схем будущих фотографий. Он выдвигает теорию „фазана‟. В двух словах суть этой теории сводится вот к чему. Фотограф, снимающий репортажно, подобен охотнику, допустим, на фазана. Идти за фазаном в городской сквер — идея бессмысленная. Чтобы его добыть, нужно знать, как минимум, где фазан должен водиться. Так и фотограф: он должен предвидеть ситуацию. Знать, где наиболее вероятно ее возникновение. Ну и, естественно, знать, какая ситуация тебя интересует. То есть фотограф не идет бессмысленно „рубать‟ кадры, а несет в себе определенную программу, заданность».

Как отмечают кураторы МАММ, фотографии, отобранные для выставки «Эпизод 2. Ленинград», показывают Всеволода Тарасевича как одного из самых ярких выразителей «оттепели». «Эти снимки — гимн свободной гуманистической фотографии, которая в эти годы захватывает не только Советский Союз, но и Европу, Америку. Свободная камера, непозирующие люди, ни одной фальшивой улыбки — вот то, что отличает эту  „ленинградскую серию‟».

Vsevolod Tarasevich

В 1970-е годы Всеволод Тарасевич был деканом факультета фотожурналистики Института журналистского мастерства при Московской организации Союза журналистов. В конце 1970-х – начале 1980-х годов он начал публиковать свои фотокниги: «Мы — физики», «Свет Нурека», «Море, люди, жизнь». Интересно, что в фондах МАММ хранится творческая заявка на фотоальбом под условным названием «Главная улица», написанная Тарасевичем в 1995 году. Фотограф мечтал об издании книги, посвященной Ленинграду.

В АПН, позднее преобразованном  в Российское информационное агентство «Новости», Всеволод Тарасевич продолжил работать корреспондентом до самой смерти в 1998 году.

(Visited 39 times, 1 visits today)



Оставить комментарий