Саймон Бейкер. «Европа перестала быть единственным центром фотографии»

Друзья, предлагаем вам познакомиться с обстоятельным интервью с Саймоном Бейкером, которое было опубликовано в Emaho Magazine в 2013 году. Поговорить с куратором отдела фотографии лондонского музея Tate Modern журналисту и основателю издания Манику Катьялу удалось во время фестиваля Les Recontres d’Arles. Саймон Бейкер рассказал о работе куратора, принципах отбора коллекций для экспозиций, изменениях в области фотографии, происходящих в развивающихся странах и о том, как удивить жюри ежегодного конкурса в Арле.

Tate Modern Interview-10

В одном из ваших предыдущих интервью вы говорили, что цель куратора – показать ранее неизвестные работы и раскрыть те особенности произведения, которые зрители не всегда видят. Что вы сочли интересным на фестивале Les Recontres dArles?

Когда я просматривал присланные работы, я стремился увидеть нечто совершенно новое, ведь именно в идее открытия заключается вся суть этого фестиваля. Мы искали неизвестных талантливых фотографов,  которые, может быть, только что окончили художественную школу и еще нигде не выставлялись или кого-то, кто уже имеет большой опыт в фотографии, но на протяжении всей карьеры не имел тех возможностей, которые были у других его коллег. Оба эти варианта были очень важны. Кроме того, был и третий вариант – например, фотографы, работы которого неизвестны здесь, во Франции, но широко экспонируются в Америке или другой стране.

Tate Modern Interview-5

Вместе с этим, мне известно, что вы долгое время увлекаетесь японской фотографией. До того как вы оказались в Tate Modern, вы глубоко изучали работы Минору Кобаяши и Дайдо Мориямы. Как вы думаете, что происходит в современной японской фотографии?

Честно говоря, реальная история японской фотографии сильно отличается от того, что мы обычно себе представляем. Особенно это касается послевоенного периода, когда в Японии доминировала черно-белая фотография. Можно сказать, что в послевоенное время в Европе и Америке на первый план выступила цветная фотография, в то время как в Японии такие художники, как Такахаши, Морияма, Накахира создавали визуальный язык средствами черно-белого изображения. Тема японской черно-белой фотографии остается актуальна на фестивале в Арле в этом году. В целом, думаю, в Европе мы недооцениваем японскую фотографию по причинам культурным и языковым, но важно преодолевать эти барьеры.

Что конкретно привлекает вас в японской фотографии?

Честно говоря, не могу сказать, что я много знал о японской фотографии до того как начал работать в Tate. Сейчас, я думаю, что, прежде всего, меня привлекли фотоальбомы. Дайдо Морияма и Нобуёси Араки регулярно выпускают фантастические альбомы. Я думаю, фотокнига – это замечательный способ знакомиться с их новыми работами. Вообще, если вы хотите, чтобы о вас узнали, то это самый верный способ. Фотокниги легко путешествуют, в Токио я видел те же издания, что и в Лондоне.

Tate Modern Interview-7

Недавно я был в Великобритании, и мне повезло взять интервью у Бретты Роджерс. Она настаивала, что увлечение азиатской фотографией становится повсеместным трендом.

Еще один большой плюс любого фестиваля в возможности увидеть творчество сразу многих авторов в одном месте. Если вы, к примеру, поедете на биеннале в Сан-Паулу, то уверен, познакомитесь с работами многих неизвестных здесь, в Европе, фотографов. Я думаю, это важно с точки зрения перераспределения географического баланса. Центры фотографии постоянно меняются, Европа и Америка теряют свои позиции. Думаю, сейчас гораздо больший интерес вызывают проекты, сделанные в других регионах. За несколько прошедших лет я видел несколько фотовыставок на Ближнем Востоке, в ЮАР. Они рушат стереотипы.

Tate Modern Interview-8

В этом году есть ли среди участников те авторы или группы авторов, экспозиции которых вы особенно жаждете увидеть и из какой страны?

В этом году мы имеем широкий спектр творческих подходов на любой вкус. И сама тема прекрасна – фокус на черно-белых фотографиях мне импонирует, но дело даже не в этом. Одна из самых запоминающихся работ для меня стала инсталляция Вольфганга Тильманса, которая просто великолепна. Другая замечательная черта фестиваля в Арле в том, что он дает возможность увидеть грандиозную выставку, скажем Серхио Ларраина, чилийского фотографа, о котором я много слышал, но не видел его выставочные проекты вместе со снимками Гая Бурдена, очень известного фотографа, который показал в Арле ранее нигде не публиковавшиеся портреты и контактные отпечатки. Этот баланс между абсолютно новыми, вновь открытыми и переосмысленными работами просто прекрасен.

Понравился ли вам кто-то из молодых автора здесь в Арле?

На самом деле, один из моих любимых фотографов (Саймон Бейкер имеет ввиду Александра Слюсарева, — прим. ред.) умер несколько лет назад. Он был из России, я открыл его для себя совсем недавно и до этого момента никогда не слышал о нем и не видел его работы. В момент первой встречи с его творчеством я подумал, что он абсолютно гениален и был очень огорчен узнав, что он ушел из жизни несколько лет до этого. Думаю, каждый год происходит подобное открытие. Например, фотограф Энтони Кэрнс. Это молодой фотограф из Лондона, который работает с черно-белыми изображениями и печатает их на металле. В некотором смысле было странно приехать в Арль из Лондона и только здесь с ним познакомиться. Надеюсь, в Лондоне  будет его сольная выставка.

Tate Modern Interview-11

В одном из своих интервью вы сказали, что «фотография лучше всего смотрится в серии». Не могли бы вы объяснить, почему вы так считаете?

Одна из причин заключается в том, что на протяжении многих лет в Tate Modern преобладали фотографы, которые работают с огромными полотнами, такие как Андреас Гурский, Томас Штрут или, например, Джефф Уолл, который тоже говорит на доминантном языке больших полотен. Я же предположил, что было бы интересно представить себе работы, которые впечатляют не своим размером, а своей цельностью. Когда фотографы снимают серию фотографий, печатают их в тематических связках и выпускают книги с тщательно продуманной сюжетной линией. Не хочу сказать, что это единственный способ понять фотографию, но серия – это очень сильное средство передачи смысла.

Значит, как куратор вы работаете только с сериями?

Нет. Я просто думаю, что на серии мы должны обращать больше внимание. Если работа выполнена в виде серии, то мы должны постараться показать зрителям как можно больше, а не просто взять один снимок из 20. Понимаю, что это не всегда возможно, но к этому необходимо стремиться.

Tate Modern Interview-6

В 2010 вы открыли работы Тарин Саймон и курировали ее фотовыставку в Tate. Ищите ли вы нечто особенное на фестивале в этом году?

Мои коллеги и я уже увидели здесь несколько талантливых авторов. Я уже упоминал  Гая Бурдена и его прежде неизвестные черно-белые снимки, которые просто чудесны. Было бы здорово подумать о приобретении его работ для Tate. То же относится и к фотографу из России Александру Слюсареву. Мы были бы рады организовать его ретроспективу. Каждый год мы работаем в режиме поиска, и здесь я нахожусь всего лишь чтобы оглядеться и понять новые веяния, а не заключать контракт с авторами прямо на фестивале.

unnamed

Для куратора важно посещать как можно больше фестивалей или вы выбираете только определенные события? 

Как и любой другой музей, у нас есть ограниченные ресурсы для путешествий и командировок, поэтому мы выбираем только те события, которые, на наш взгляд, окажутся наиболее полезными. Так, в этом году у меня запланирована поездка на Tokyo Photo, а мой коллега посетит новую великолепную выставку Unseen в Амстердаме. Они предоставляют площадки только молодым авторам и показывают совсем неизвестные работы. Это великолепная идея.

Tate Modern Interview-9

Сейчас проходит так много фотографических событий в Азии: Delhi PhotoFestival, Bursa, Angkor, Phnom Penh, Chiang Mai. Какие тендеции в азиатской фотографии вы могли бы назвать?

Для меня это сложный вопрос, так как я все же не специалист в этой области и пока еще не был на этих фестивалях. Но думаю, азиатская фотография за последние годы широко себя открыла миру. Например в Японии, которую я хорошо знаю, ежегодно проходит большой фестиваль Tokyo Photo. Это поистине фантастическое событие. Есть еще один новый фестиваль в Киото — Kyotographie. То, что делают фотографы RongRong & inri в Китае в центре китайской фотографии Three Shadows также невероятно. По всему миру фотография становится более доступна широкой аудитории. Эта тенденция, как мне кажется, отражается в стремлении организовывать новые мероприятия в новых местах.

Какие фестивали в Азии вы с нетерпением ждете?

Видите ли, в Tate мы имеем специалистов по всем регионам. У меня есть коллеги, которые занимаются Юго-Восточной Азией, Средним Востоком и Японией. Естественно, они знают гораздо больше меня об этих регионах и чаще бывают на различных событиях. Например, недавно мы разыскивали фотографа Лайонела Вендта из Шри-Ланки. Это удивительный фотограф, который много снимал на острове в 1930 — 1940-х годах. В будущем мы бы хотели организовать показ его работ в Tate. Уверен, это было бы очень интересно.

Tate Modern Interview-12

 Есть ли у вас на примете кто-то из Индии?

Да, например Даянита Сингх, но скорее о ней можно говорить как о международной фигуре. Она уже достигла невероятных успехов, ее работы – высочайшего качества. Это именно тот человек, с которым мы бы хотели сотрудничать. Я не рассматриваю Даяниту Сингх только как автора из Индии, она великолепный современный фотограф и создает очень красивые инсталляции. Это как раз тот случай, когда мы бы хотели работать с автором не потому, что он из Индии, но потому, что его работы превосходны. Я видел ее снимки в лондонской галерее, она была также на биеннале в Венеции. Это признанный международный автор.

Думаете ли вы, что у некоторых фотографов есть больше возможностей показать свои работы международному сообществу? Логично, что в этом случае также, что у них больше шансов быть замеченными людьми вроде вас…

Именно поэтому я говорил о важности фотокниг. До того как я серьезно увлекся японской фотографией, я никогда не бывал в Японии, но приобрел очень много книг, которые меня заинтересовали. Сейчас вовсе необязательно ехать в страну, чтобы узнать о ней. Когда мой интерес достиг своей вершины, я встретился с авторами, посетил японские галереи, но в самом начале мое личное присутствие в Японии было вовсе необязательно. Думаю, издательства играют очень важную роль в продвижении неизвестных талантливых авторов.

Tate Modern Interview-3

В Индии только небольшая часть фотографов имеет публикации. Нет культуры самиздата, и не так уж много издательств берутся за подобную работу. Думаю, те, кто не публикуют книги, упускают свой шанс.

В таких случаях важно подумать и о других возможностях публикации: журналы или интернет-ресурсы. Должно быть нечто такое, что рассказывает зрителю о вас и вашей работе. Не думаю, что в этом смысле Индия отстает от остального мира. Если посмотреть книги, выпущенные в прошлом году, то можно убедиться, что авторы имеют совершенно разный бэкграунд. Так много прекрасных книг было издано! Я уверен, что если в Индии сейчас нет культуры печати фотокниг, то она скоро появится. Эта отрасль сейчас процветает и одна из причин этому – в мире не так уже много галерей, чтобы вместить все сними. Понимаю, что фотографу трудно выжить только лишь на продаже отпечатков, но фотокнига станет вашей визитной карточкой, поможет рассказать о ваших идеях миру.

Франсуа Хебель как-то сказал мне, что с приходом цифровой эры фотография обрела цвет и отныне снимать в цвете не зазорно. В действительности, черно-белая фотография исчезает. Что вы думаете по этому поводу?

Думаю, фестиваль в Арле в этом году показывает совсем другую картину. Мы наблюдаем, что мастера фотографии, такие как Морияма, например, продолжают снимать в ч/б. Более того, появляются молодые талантливые фотографы, которые стремятся овладеть старыми техниками печати и экспериментируют со всевозможными видами носителей. Их опыт показывает, что черно-белая фотография – это не только малоформатный серебряно-желатиновый отпечаток, есть множество вариаций. Возможно, это всего лишь реакция на цифровые технологии, которые отводят человеку незначительную роль кликающего робота, в то время как эти старые аналоговые техники требуют очень много сил, знаний и умений.

Значит, вы считаете, что для черно-белой фотографии по-прежнему есть место в цифровом мире?

Да, конечно. Если у вас есть достаточно средств, то вы можете купить очень дорогую Leica, которая делает только черно-белые снимки.

Tate Modern Interview-4

В этом году в фокусе южно-африканская фотография. Что вы думаете об этой инициативе расширить рамки и охватить как можно больше авторов?

Это был хороший пример, когда у нас были фотографы непосредственно из ЮАР и других регионов. Здесь идет речь о культурном обмене и это чрезвычайно важно. Когда мы думаем о южно-африканской фотографии, в голову первым делом приходят имена Дэвида Голдблата, Джо Рэтклиффа, Питера Хьюго. Но в стране полно других замечательных авторов, которые не так широко известны. Важно показывать их работы, но также нужно не забывать и о тех, которые путешествуют ради своих проектов. Знаете, это же давняя документальная традиция – снимать во время путешествия те места, о которых ничего не знаешь. Это так же ценно, как и фотография своей страны, хорошо знакомых мест и событий.

Хотели бы вы поработать над организацией подобного проекта в Tate?

У нас много подобных инициатив. Например, Project Space – это программа двустороннего обмена с институтами в других странах, основная цель которой расширить географические рамки. Мы уже сотрудничали с культурными учреждениями на Среднем Востоке, в Перу и Коста-Рике и продолжаем развивать сотрудничество между странами.

 Каким образом вы отбираете регионы?

У нас есть кураторы, которые ответственны за эту программу. Обычно они договариваются на местах с небольшими институтами. Как правило, это не государственные музеи, а небольшие организации, которые могут вести более гибкую политику.

Tate Modern Interview

Кантен Бажак (главный куратор фотографии в MoMA) недавно высказал идею, что «африканская, латиноамериканская и японская фотография заслуживают гораздо большего внимания». Что вы думаете об этом?

Конечно, я полностью согласен с Кантеном. Латинскую Америку недооценивали многие-многие годы. Там есть большое сильное сообщество коллекционеров, поэтому нельзя сказать, что совсем никто не интересуется местными авторами. Однако их работы недостаточно представлены за границами региона. По поводу Японии – думаю, сейчас регион выходит на хорошие позиции – даже здесь можно увидеть достаточно японских авторов. Я бы также добавил, что Восточная Европа довольно широко представлена. Сейчас есть много способов как можно изменить существующую доминантную традицию. Истина заключается в том, что небольшое количество институтов здесь в Европе и в Америке действительно определяли в прошлом все тенденции в мире культуры, то, как мы понимаем историю фотографии. Это не значит, что в Китае или Японии не было шедевров. Мы всего лишь ничего не знали о них.

Каковы ваши планы в Tate на этот год? Есть ли у вас определенная стратегия или, возможно, вам интересна определенная тема?

У нас недавно прошли выставки Уильяма Эгглстона и Грасиелы Итурбиде. Мы только недавно запланировали экспозицию японского фотографа Мияко Ишиучи, а также Храира Саркисян, американца, который живет в Ливане. В ноябре 2014 года у нас будет большая выставка, посвященная памяти и конфликту, которая будет состоять из работ авторов со всего мира.

Tate Modern Interview-2

На ваш взгляд, какой тренд в фотографии сейчас наиболее важен? Как вы стараетесь отразить это в вашей работе в Tate? 

Я думаю, это как раз то, о чем мы с вами уже говорили – ручная работа с одной стороны и влияние цифровых технологий с другой. Суть в том, что авторы возвращаются к корням, популярность приобретают почти забытые техники печати, идея вручную напечатанного снимка получила второе рождение, а ручная работа ценится очень высоко.

И последний вопрос. Часть работ, которые мы видим здесь, в Арле, будут также демонстрироваться в Китае. Интересен ли вам такой формат? Хотели бы вы, чтобы какие-то экспозиции, которые вы делаете в Tate, демонстрировались бы еще где-нибудь?

Я уже упоминал о программе Project Space. Конечно, мы всегда сотрудничаем с другими институтами. Выставка, которая проходит в Tate Modern в Лондоне может быть представлена в абсолютно том же виде, скажем, в Бейруте или Коста-Рике.

Спасибо!

(Visited 24 times, 1 visits today)



Оставить комментарий