Юджин Смит. «Я не сделал ни одной фотографии – хорошей или плохой, – не заплатив за это душевным покоем»

30 декабря 2013 года исполнилось 95 лет со дня рождения Уильяма Юджина Смита, американского фотографа, который оказал значительное влияние на формирование современной фотожурналистики. Один из сторонников «субъективной» фотографии, Юджин Смит, всегда старался передать зрителю свое личное отношение к происходящим событиям. «Первое слово, которое я бы удалил из лексики журналистики, — слово „объективность“. Это стало бы большим шагом навстречу честности в свободной прессе. Но, скорее всего, „свободная“ – это второе слово, которое должно быть изъято. Избавившись от этих двух заблуждений, журналист и фотограф смогли бы осознать свою настоящую ответственность».

Юджин Смит настолько серьезно относился к ответственности фотографа за свои снимки, что неоднократно увольнялся из крупнейших изданий из-за возникавших противоречий в отборе кадров для печати.

«Я верю, что в журналистике у меня есть два долга. И долг перед читателями – первый из них. Если я выполню его, то обязательства перед редакцией будут исполнены автоматически»

Так писал он в прологе к своему последнему крупному проекту об отравлении ртутью жителей у японской бухты Минамата. В настоящее время фоторепортажи Уильяма Юджина Смита вошли в  золотой фонд журналистики и служат предметом изучения во многих университетах мира как классика и образцы для подражания.

Фотограф родился в Уичито в штате Канзас в 1918 году. В 14 лет он начал фотографировать самолеты в местном аэропорту. Вскоре фотография превратилась в самое большое его увлечение. Через несколько лет Юджин Смит начал подрабатывать фотокорреспондентом в двух местных газетах — Eagle и Beacon. В это время он снимал последствия пылевых бурь, которые имели катастрофические экономические и социальные последствия для многих американских семей, включая его собственную. Однако позднее он уничтожил большую часть фотографий того периода: «Несмотря на то, что меня очень трогали происходящие события, я не мог передать это зрителю», – пояснял он. Как утверждают эксперты, способность выражать свои чувства через фотографию – одна из ключевых черт творчества Юджина Смита зрелых лет.

В 1936 году Юджин поступил в Нотр-Дамский университет, в котором отучился первый и единственный семестр. Посчитав программу упрощенной, молодой человек бросил учебу и переехал в Нью-Йорк, где устроился работать в Newsweek. Однако долгосрочной карьеры с этим изданием у фотографа не получилось. Его уволили из-за нежелания Смита отказаться от малоформатной камеры. «Удача, что они уволили меня, благодаря этому я начал работать в Life», — вспоминает фотограф. Уже в первые годы жизни в Нью-Йорке у Смита обнаружилась страсть к музыке. Он начал собирать грампластинки и со временем его коллекция выросла до двадцати пяти тысяч экземпляров.

«Из музыки, литературы и театра я усвоил гораздо больше, нежели чем из фотографии»

Вторую мировую войну Юджин Смит освещал как корреспондент Ziff-Davis Publishing и Life. В мае 1945 года фотограф был серьезно ранен во время вторжения американского десанта на побережье Окинавы. Осколки японского снаряда попали ему в голову, пробив обе щеки, навылет пробили левую руку. За два последующих года Смит перенес 32 операции. В течение всего этого времени он не знал, сможет ли когда-либо снова снимать. Но однажды, отправляясь на прогулку со своими детьми, фотограф решился вновь взять в руки камеру и в тот же день сделал один из самых своих известных единичных кадров – «Прогулка по райскому саду». Он был снова в фотографии.

С 1947 по 1954 год Юджин Смит работал в Life. За эти годы он сделал такие фоторепортажи, как «Народные певцы», «Суд присяжных», «Сельский доктор», «Тяжелые времена на Бродвее», «Жизнь без бактерий», «Испанская деревня», «Сестра-акушерка», «Чаплин на работе», «Моя дочь Джуанита» и ряд других, прославивших имя своего автора. Однако в 1954 году он снова ушел из журнала из-за разногласий с редакцией. По словам Говарда Чапника, лично знавшего фотографа, «…если бы не существовало Life, Юджин Смит создал бы его. Постоянная борьба с властью, привилегиями и мейнстиримом были также необходимы для него, как и пленка для камеры. Непревзойденный мастер,  эгоист и перфекционист, он относился к своей роли фотографа настолько серьезно, что все остальное превращалось в расходный материал, включая его собственную судьбу, семью и детей».

В 1955 году Юджин Смит стал членом Magnum, и в том же году приступил к работе над большим проектом о жизни американского промышленного города Питтсбург. В 1961 году он работал в Японии по приглашению Hitachi Corporation. Вернувшись в Америку, Юджин Смит некоторое время фотографировал Нью-Йорк из своего окна. Часть работ из этой серии была напечатана в Life под названием «Драма под моим окном».

В 1971 году Смит начал работать над фотоисторией об отравлении ртутью жителей деревни в японском заливе Минамата. Самая знаменитая фотография проекта – больная девочка во время купания в ванной – была сделана в декабре 1971 года. «Я думаю, это самая лучшая из моих фотографий, – говорил Юджин, – она выражает именно то, что я хотел сказать». Вышедший в 1975 году фотоальбом «Минамата» был высоко оценен критиками по всему миру.

«Фотография – это в лучшем случае лишь слабый голос, но иногда, в редких случаях, единственный снимок или серия в силах пробудить наше стремление знать»

Юджин Смит вернулся в США в 1974 году. Через четыре года фотографа не стало. В медицинском заключении причиной смерти названы осложнения, возникшие в связи с ранениями, злоупотреблением алкоголем и наркотиками. До последнего дня Юджин Смит был убежден, что фотография способна менять мир, и некоторые кадры стоят того, чтобы рисковать жизнью.

(Visited 1 026 times, 2 visits today)



Оставить комментарий