Михаил Фридман. «Для меня важно, что останется после меня»

Сегодня «в гостях» у Leica Camera Russia Blog фотограф Михаил Фридман. Михаил родился в Молдавии в 1977 году. В 14 лет он переехал с семьей в Нью-Йорк.  Получил экономическое образование в Университете Бингхамптон, изучал международные отношения в  Лондонской школе экономики и политических наук.  Некоторое время служил финансовым аналитиком в банке, затем работал координатором проектов в различных медицинских гуманитарных организациях, в числе которых — «Врачи без границ», «Врачи мира». Обследовал тюрьмы и больницы для туберкулезных больных на Северном Кавказе, в Санкт-Петербурге, Тольятти, Донецке и в Нукусе. В процессе этой деятельности  начал фотографировать. Михаил снимал гуманитарный кризис в Северной Уганде, эпидемии сонной болезни в Южном Судане и туберкулеза на Северном Кавказе, насилие в Нигерии и гражданскую войну в Дарфуре. Работы Михаила Фридмана публиковались в таких изданиях, как New Yorker, Time, Le Figaro. Его фотопроекты выставлялись в Москве, Каире, Нью-Йорке, Мумбаи, Сараево и были отмечены престижными наградами, включая Picture of the Year International. Сейчас Михаил готовится к выставке своего нового проекта «Фото51» о коррупции в России. Его название сам автор объясняет историческим фактом: так был пронумерован рентгеновский снимок структуры ДНК, сделанный в 1952 году и «позволивший ученым совершить прорыв в области ее исследований и моделирования. Можно провести аналогию с современной Россией, где коррупция проникла в основы общества, на все уровни человеческой жизни, и, образно говоря, стала частью российского ДНК».


Михаил, как вы стали фотографом?

Я купил фотоаппарат… Профессионально работаю фотографом последние несколько лет.

Какие мастера фотографии повлияли на ваш взгляд на мир? Кто импонирует вам сегодня?

Тарин Саймон, Филлип Толедано. Сложно сказать, потому что список все время меняется.

Вы преподаете.  Можете  рассказать об этом подробнее?

Я преподаю только то, в чем разбираюсь: сотрудничество с некоммерческими организациями. Использую много практических примеров и заостряю внимание на меняющейся реалии фотобизнеса. Раньше для большинства фотографов некоммерческие и неправительственные организации были источником информации, а сейчас они стали одними из главных клиентов, потому что редакционный рынок существенно сократился.  Более детально вы можете узнать об этом на моих семинарах.

Среди своих учеников, возможно, вы уже почти сразу можете выделить тех, кого ждет профессиональный успех?

Я преподаю короткие семинары, не могу сказать про учеников. Все зависит от определения слова «успех». Коммерческий успех — это одно, а успешная фотография — это зачастую совсем другое. Хороший кадр не обязательно хорошо продается.

Что для вас самого более важно в фотографии – успешная коммерческая составляющая или творческая удача?

Я не разделяю фотографии на коммерчески или творчески удачные. Для меня важно, что останется после меня. И чтобы мне не было стыдно за свои работы. И при этом за квартиру тоже надо платить. Если не идти на компромиссы с собой, я верю, что все решится само собой.

Какие качества, по-вашему, свойственны людям, которые могут в дальнейшем серьезно проявить себя в фотожурналистике?

Любопытство и наглость.

Как вы пришли к сотрудничеству с такими организациями, как «Врачи без границ»? Что побудило вас заняться освещением этой тяжелой темы туберкулезной эпидемии?

Я проработал семь лет в разных медицинских международных организациях, и посещение туберкулезных диспансеров, клиник было частью моей работы. Потом, как фотограф, я снимал для «Врачей без границ» эту тему, и затем продолжил снимать благодаря нескольким грантам.

Вы участвовали в целом ряду выставок. Расскажите, пожалуйста, о других своих проектах. Какие из них вам наиболее дороги?

Выставки были все в основном по туберкулезной теме. Еще мне дорог проект «Донбасский Романтизм», снятый на Украине и навеянный картинами немецких художников XIX века, к примеру,  Каспара Давида Фридриха, одного из основоположников немецкого романтизма. Этот проект пока не выставлялся, но выигрывал несколько конкурсов. Сейчас я концентрируюсь на проекте «Фото51» и готовлюсь выставлять его в Нью-Йорке в середине февраля. Это культурологическое и социальное исследование коррупции в России. «Фото51» я снимал по всей стране: на Урале, в Карелии, Москве, Питере и в других городах. Надеюсь привезти его в Россию, но конкретных планов пока нет.

Как давно вы снимаете Лейкой? Устраивает ли вас эта камера сейчас?

Лейкой М8 снимаю с 2007 года. Выбрал дальномерную систему тогда, так как мне показалось, что она лучше подходит под мой характер. Сейчас я стараюсь подбирать по смыслу камеру и формат к каждому конкретному проекту. Например, следующий свой проект я планирую снимать на среднеформатную камеру, для этого собираюсь ограбить банк и приобрести Leica S2 или 3. Моя Leica M8 меня по большому счету устраивает, в ней есть недоработки, с которыми за шесть лет я смирился.

Вы много путешествуете по миру. Что вы ищите и что находите в дороге, в других странах? Где вы побывали в последнее время?

Ничего конкретно не ищу, а то, что находится само собой — опыт, например — помогает лучше снимать те темы, над которыми я работаю дома. В последнее время я ездил только по России. Перефразируя историю Сальгадо о крокодилах, если очень долго снимать русских полицейских, то они тоже начинают позировать.

Вы уехали в Америку в подростковом возрасте. Как на вас повлияла эта страна, многонациональная культура мегаполиса?

Нью-Йорк балует ощущением, что живешь в центре вселенной, куда стремятся приехать амбициозные и талантливые люди со всего мира, что заряжает и подпитывает постоянной энергией. Каждый, кто приезжает сюда, чувствует себя дома. Нью-Йорк позволяет быть собой, жить по своим правилам и в своей общине и в то же время ощущать себя частью чего-то большего.

Помимо американских студентов вы выступали с лекциями и перед российской аудиторией. Сильно ли отличаются сейчас друг от друга слушатели в России и в США?

Американским студентам не нужно объяснять, что такое некоммерческие организации, как они функционируют, здесь традиционно кому-то помогать или за что-то бороться. В России все нужно объяснять с нуля.

Насколько тема, о которой вы говорите на лекциях, актуальна и практически применима для россиян? Где можно было послушать ваши лекции?

Мне доводилось читать лекции в школе Родченко и в  Школе визуальных искусств в Москве, в ФотоДепартаменте в Санкт-Петербурге. Когда я приезжаю в Россию, и у меня есть время и желание у организаторов, провожу свои семинары. Тема становится все более актуальной, потому что за последний год очень увеличилось количество волонтерских организаций, движений, и даже государство озаботилось, начав обсуждение закона о волонтерстве. Слушая мои примеры о том, как это работает во всем остальном мире, россияне могут перенять лучший опыт.

Поделитесь, пожалуйста, своими творческими планами. Какие темы еще вы собираетесь затронуть в своих фотографиях?

Сейчас я хочу поработать в Америке, изучить, что такое Успех по-американски.

Предполагая исследовать успех, вы уже решили, кто или что будет объектом вашей съемки?

Решил, но пока хотел бы оставить это секретом.

И, напоследок, каковы ваши пожелания фотографам всего мира в новом году?

Найти способ как заниматься только тем, чем они хотят (большую часть своего времени).

Спасибо, Михаил, что нашли для нас время! Желаем вам творческих удач!

Интервью подготовила Юлия Митич

(Visited 194 times, 1 visits today)



Оставить комментарий