Борис Смелов. В фотографии должна быть тайна

Фотографический образ Санкт-Петербурга, как и российскую фотолетопись в целом, сегодня невозможно представить без замечательных снимков Бориса Смелова. А ведь не так давно было время, когда в нашей стране работы этого автора, да и многих других талантливых «инакомыслящих» фотографов, художников, поэтов, писателей и музыкантов находились под запретом властей.

Борис Смелов родился 13 марта 1951 года в городе на Неве, тогда еще Ленинграде. В детстве жил на Васильевском острове. На раннее развитие художественного вкуса  у будущего фотографа во многом повлияла семья: мама, работавшая врачом, водила десятилетнего Бориса в Эрмитаж, бабушка привила мальчику любовь к старинному петербургскому быту. Борис в детском возрасте учился рисованию, а когда мама подарила ему фотоаппарат, пошел заниматься в фотокружок Дворца пионеров. Прихватив фотокамеру, Борис ходил вместе с бабушкой на ежегодные встречи бывших учениц бестужевских курсов, выпускницей которых она была. Так, еще в подростковом возрасте, он создал вполне серьезную серию фотопортретов. Его работы не раз были отмечены призами и грамотами на детских конкурсах. Учился Борис в математической школе. Выбирая институт – сначала оптико-механический, затем факультет журналистики ленинградского Университета, — он уже понимал, что хочет связать свою жизнь с фотографией.

В 1968 году в фотоклубе Выборгского Дворца культуры Борис Смелов познакомился с фотографом, художником и писателем Борисом Кудряковым, который стал его другом и, можно сказать, творческим оппонентом.  Вот как в своей книге «Друг детства» описывает эту встречу Кудряков: «Мы отбирали фотографии для очередной выставки. Фотографии Бориса удивили меня сразу: много света и воздуха, изумительная „золотая“ печать, нажим затвора с точностью до миллисекунды. Я сразу понял, что передо мною настоящий мастер…» Оба фотографа, каждый в своей манере, были в то время увлечены съемками «неизвестного города», по выражению Бориса Кудрякова, в уличной среде их интересовало «…все то, что не видно на подарочных открытках, без прикрас».

Вскоре оба Бориса стали частыми гостями «на кухне» у поэта Константина Кузьминского, где собирались андеграундные художники и литераторы, портреты которых, наряду с городскими пейзажами и натюрмортами, начал снимать Борис Смелов. «Мы серьезно готовились к большим съемкам, – вспоминал Борис Кудряков, — Ох как непрост был Ленинбург в начале семидесятых! Изучали Уголовный кодекс и Процессуальный. Свои камеры мы носили на капроновых лентах. В карманах – никаких записных книжек и мусора. Негативы дома не хранить». В 1974 году на квартире Кузьминского была устроена очередная выставка неофициального искусства «Под парашютом» (парашют был натянут под потолком, на него направлялся свет, таким образом создавалось подходящее освещение для просмотра живописи и фотографий в домашних условиях), в которой принял участие Борис Смелов. Следующей и последней официальной в Советском Союзе выставкой стала для Смелова демонстрация «творческого фотоотчета», которая состоялась в 1976 году в фотоклубе Выборгского ДК. Сразу после вернисажа выставка была закрыта, руководство клуба уволено, а творчество Смелова, вплоть до начала перестройки, стало нелегальным. Через год после этого события его репортажная фотосерия была отмечена дипломом и Золотой медалью на 11 Международном салоне фотоискусства в Бухаресте. А почти через десять лет, в конце 1980-х, с изменением политической ситуации в стране к Борису Смелову пришло официальное признание. Его фотографии стали активно экспонироваться в России и за рубежом: в Финляндии, Великобритании, США, Германии, Франции и других странах. В 2009 году в Эрмитаже прошла большая выставка «Борис Смелов. Ретроспектива». К этому событию был издан объемный иллюстрированный каталог, вступительное слово к которому, в числе других авторов, принадлежит перу Михаила Пиотровского, директора Государственного Эрмитажа.

Работы Бориса Смелова, будь то городские пейзажи, натюрморты, портреты или даже автопортреты, которые часто делал художник, пронизаны любовью к Санкт-Петербургу. Он хорошо изучил город, в котором родился, путешествовал по нему маршрутами героев Достоевского, знал, как попасть на крыши многих домов, съемки с высоты которых его так привлекали. Часто фотографировать он отправлялся в компании Бориса Кудрякова. В упомянутой выше книге «Друг детства» Кудряков так пишет об этих прогулках: «Мы ходили по ночному Московскому проспекту, сворачивали к порту, там пили пиво, далее шли к Калинкину мосту, там придремывали минут пятнадцать, завтракали сушкой и шли к Новой Голландии. Он снимал моей „Москвой“, я – его „Лейкой“. Бывало, с одного места мы снимали что-то одной камерой, но запоминали номер кадра. После проявки мы разглядывали негативы. Кадры были совершенно разные!» Снимать город Борис Смелов предпочитал в пасмурную погоду, благодаря которой создается мягкое рассеянное освещение. С особой тщательностью выверял композицию каждого кадра. Делал много дублей. Экспериментировал с инфракрасной пленкой. В интервью журналу «Советское фото» на вопрос «Есть ли такое качество, которым непременно обладает удачная фотография?» Смелов ответил: «Есть. В ней должна быть Тайна. Иначе будет утеряна многозначность ее восприятия».

18 января 1998 года, ровно 15 лет назад, Бориса Смелова не стало. Светлая ему память!

(Visited 306 times, 4 visits today)



Оставить комментарий