Андрей Ноговицын. «Дойду» по-якутски — Родина

Раскрывая тему ставшей уже популярной рубрики нашего блога «Портрет с Лейкой», мы побеседовали с одним из ее героев — Андреем Ноговицыным. Андрею 38 лет, он преподает английский язык и считает, что его работа – это «…более творческий процесс, чем люди могут себе представить: бывает так, что у тебя за плечами вырастают крылья, и ты летишь». Андрей — современный жизнерадостный человек, в свободное время любит путешествовать и веселиться в компании своих друзей. Этим летом неожиданно для самого себя он преодолел на велосипеде 3800 км, исколесив добрую половину Европы. И конечно, в дороге Андрей сделал множество снимков своей пленочной Leica.

Где вы родились? Расскажите, пожалуйста, немного об этом городе и о себе.

Я родился в Якутске — столице Республики Саха (Якутия). Якутия самый большой субъект России, где-то три миллиона кв. км. Население составляет чуть меньше одного миллиона человек, из них более трехсот тысяч живут в Якутске. У нас очень холодно зимой и жарко летом. Когда я был ребенком, у нас были так называемые «активированные» дни зимой, дающие возможность из-за мороза не ходить в школу. Температура за окном при этом должна была упасть до -52º. Конечно, мы очень радовались таким дополнительными «каникулам» и все эти студеные дни проводили на улице. Зимой город всегда был окутан туманом, а летом — пылью. «Развлечения» были такие же, как и везде тогда у школьников в Советском Союзе: собирали макулатуру, металлолом, помогали старикам переходить улицу и рисовали красные звезды на дверях домов, где жили ветераны, которым мы помогали покупать продукты. В ноябре и мае шли неровной колонной по главной улице города, несли транспаранты из кумача и пели военные песни. Весной катались с горки на железных листах, которые мы выдергивали с теплотрасс, летом разъезжались по деревням к бабушкам бегать за коровами и смотреть в щели заборов фильмы, на которых нас, детей, не пускали. После школы я три года пытался поступить на отделение иностранных языков нашего университета и, когда все-таки поступил, то учился, учился и учился. Получив диплом преподавателя английского языка, работал по специальности в детском саду, музыкальном училище, средней школе, университете, организовал даже свой языковой центр, который, правда, просуществовал недолго. Все закончилось тем, что в 2002 году я приехал в Москву с пятью сотней долларов в кармане, с небольшой сумкой и без какого-либо конкретного плана на будущее.

Как вы ощущаете себя в столице? Где бы вы хотели жить в будущем?

Я искренне верю, что если ты выкарабкался в Москве, то выживешь везде. У меня были все составляющие для душераздирающей истории о жизни провинциала в мегаполисе. Я голодал, мне негде было жить, на меня нападали скинхеды, первые два года постоянно не хватало денег. Но эти два года были также самыми веселыми. Не могу сказать, что у меня сейчас все стабильно. Денег все также ни на что не хватает. Но за это время я обрел больше чем дом, работу, друзей. Я нашел себя. Я такой, какой я есть, потому что я живу здесь. Москва не лучший город на земле, но уезжать отсюда я не хочу. И на вопрос «где я хочу жить», скажу — в Москве. Никакой другой город не даст и не отберет у тебя так быстро и в таком количестве все то, что ты имеешь, как Москва. Ощущение, что все может измениться в любую минуту, научило меня ценить то, что есть сейчас. Возможно, это ошибочная тактика, и она подходит для молодых и одиноких. Я же, имея ребенка, не могу быть таким эгоистично безответственным. Может быть. Но вот здесь и сейчас — это то, что мне надо.

Благодаря работе и увлечениям вы общаетесь со множеством людей, в том числе своего возраста. Могли бы вы составить портрет своего поколения, не фотографический, а краткий словесный?

Было время, когда я беспощадно пил и ходил на тусовки каждый день, как будто этот день последний. И мне казалось, что все вокруг такие же. Все хотят веселья, беззаботности, сиюминутного счастья. Но как ни странно, во время этого безостановочного угара я познакомился и подружился с теми людьми, которых теперь называю друзьями. Они все очень разные, но всех их объединяет любовь к красоте. Что бы ты ни делал, основной критерий — красота. Не лаковая, а та, что идет изнутри. Ее труднее разглядеть, но если ты любишь, и сердце твое открыто, то ты не пропустишь ее.

Кстати о портретах. Вы любите фотографировать людей?

Да, конечно! Это самое интересное. Но я не могу снимать незнакомых мне людей, мне как-то неловко, словно в чужие окна заглядывать, поэтому я фотографирую моих друзей.

Расскажите о своей велосипедной поездке по Европе. Где вы были этим летом? Какие фотопринадлежности вы взяли в дорогу?

Этим летом я проехал на велосипеде от Лиссабона до Стокгольма. Мой путь составил примерно 3800 км, которые я преодолел за 42 дня. Я не планировал именно этот маршрут. Изначально мы с другом хотели прокатиться из Венеции в Барселону, но друг не смог, и в последнюю минуту я оказался один. Решил: раз я в Лиссабоне, то вполне логично поехать на восток, в сторону дома. Ничего подобного я до этого не совершал, спортом не занимаюсь, на велосипеде до этого ездил только по Москве на работу: для меня это мой «автомобиль». Вещей у меня был минимум, они все уместились в две велосипедные сумки, которые крепятся сзади к багажнику, и рюкзак. С собой я взял камеру Leica Minilux Zoom, «родную» вспышку для нее и вторую запасную мыльницу. Зная по опыту, что с пленкой везде сложности, я еще в Москве купил 30 катушек цветной и 30 — ч/б. Денег в пути не хватило, пришлось брать в долг. В общей сложности я потратил чуть больше двухсот тысяч рублей. Сейчас, когда я вспоминаю свою поездку, я понимаю, что это был отчаянный поступок. В Биаррице меня приютил у себя дома официант, потому что я не смог найти себе жилье, все гостиницы были заняты. В Португалии в горах я останавливался в гостиных дворах за 12 евро, а в Швеции в номерах за 140. В день проезжал по 120 км. Дорога иногда шла по пустынным местам, особенно в Португалии и Испании. Там в горах вообще мало кто есть. Я рад, что всю дорогу был один, хотя иногда так хотелось поделиться с кем-нибудь впечатлениями об окружающей красоте. Зато у меня была прекрасная возможность побыть наедине с самим собой и понять, что дальше делать в жизни.

Вообразите себя богатым. Чем бы вы занимались?

Благотворительностью. И путешествиями. Для меня путешествия — это открытия: новые места, еда, одежда. Но в последнее время я понял, что когда мы путешествуем, то в первую очередь узнаем многое о самих себе. Вряд ли я уже поеду на «овощной» пляжный отдых, мне теперь всегда захочется узнать, как далеко я смогу уехать. Я часто бываю в Нью-Йорке, езжу в Испанию к друзьям. Был в Индии, Таиланде и Шанхае. И всегда беру с собой Лейку. Еще я очень люблю взобраться на какую-нибудь гору на краю земли и представить себе своих родных в этот момент. Мир стал очень маленьким, но не менее интересным.

Вы любите фотографировать, а вы изучали специально фотодело? В каком фоторежиме вы снимаете?

Конечно, я люблю фотографировать, но специально технику фотосъемки не изучал. Мой отец увлекался фотографией, у него был «Зенит» и все необходимое для проявки и печати. Мы всей семьей, занавесив окно одной из комнат, жались друг другу и смотрели, как отец делал фокусы. А сам я снимаю чаще в автоматическом режиме.

Перспектива – важное понятие, как в фотографии, так и в жизни вообще. Какие перспективы вы видите перед собой?

В поездке я понял для себя одну важную вещь: семья и есть самое главное в жизни человека. Семья — это то, откуда мы приходим и куда возвращаемся. Ее мне не хватает здесь в Москве, так что, наверное, в какой-то момент я вернусь в Якутск. А еще я понял, что 3800 км это не так уж и сложно, как может показаться вначале.

У вас есть кумиры?

У меня есть друзья, которые восхищают меня своей силой волей и целеустремленностью. Когда смотришь на то, как они работают, то понимаешь, что эти люди четко знают зачем и почему они это делают. Это не может не восхищать. А в фотографии? Я не очень хорошо разбираюсь в именах и очень часто их забываю.

Кто такой в вашем понимании «модный» человек?

Для меня «модным» является человек, свободный от шаблонов. Нам столько всего навязывают, что порой сложно понять, для чего и зачем это нужно. Поэтому «модный» человек скорее всего должен одеваться индивидуально, принимая в расчет все то, что можно приобрести в «модном» магазине.

Вы любите дорогие вещи? Для вас важно, какой фирменный знак стоит на них?

Раньше любил, сейчас — нет. Думаю, что роль одежды переоценена. У меня есть какие-то дорогие вещи сложного кроя, которые я сейчас не ношу вообще, потому что для меня теперь важен комфорт и простота, а кем это сделано — не важно, главное, чтобы было качественно.

Представьте, что у вас есть возможность реализовать любой фотопроект. Что бы вы придумали?

Я бы сделал фотоальбомы, похожие на наши старые семейные, распечатал бы каждую фотографию, вклеил, подписал и раздал бы своим друзьям.

И напоследок, что бы вы пожелали читателям нашего блога?

Хочу пожелать всем счастья и здоровья. Идите за своей мечтой.

Интервью подготовила Юлия Митич

(Visited 107 times, 1 visits today)



1 комментарий к записи
«Андрей Ноговицын. «Дойду» по-якутски — Родина»

  1. Alex Leggins:

    Убай,дорообо!
    Дяд Коль уонна тёт Роз бэккэ табылыбыттар дии!
    Дойдуунускай хаартыската олох суох, хомойуу.
    Чэ, керсуеххэ диэри!

Оставить комментарий