Иван Шишкин. «Работать весело»

«Как движение возбуждает аппетит, так труд возбуждает жажду удовольствий», — этот меткий афоризм английского дипломата и писателя XVIII века графа Честерфилда явился своеобразным лейтмотивом нашей беседы с Иваном Шишкиным, фотографом, а также шеф-поваром и совладельцем московского ресторана Delicatessen.

В прошлом вы занимались фотографией, дизайном, а теперь освоили кулинарию. Находите ли вы в профессии повара удовлетворение для творческой стороны своей натуры?

За свою жизнь я сменил уже около десяти профессий. Работал химиком, потом делал научный журнал, много времени посвятил предпечатной подготовке, фотографировал, занимался мотоспортом и автомобильными проектами в сфере промышленного дизайна. После всего этого я, благодаря моим друзьям, неожиданно попал на кухню. Могу сказать, что получать удовольствие и радость можно от многих занятий, если относиться к ним творчески, в том числе и от профессии повара. В любой работе помимо того, что ты что-то придумываешь, существует еще и сам процесс, который может быть рутинным или, напротив, весьма любопытным. Знаю, что многие люди работают ради процесса в том числе. Творчество как таковое – важное условие, но не единственно необходимое для того, чтобы получить удовлетворение от работы.

Расскажите о своей прежней деятельности в качестве фотографа. В каком жанре фотографии вы работали?

Во время моего сотрудничества с автомобильными изданиями, мне приходилось снимать рекламные сюжеты, но я всячески старался отлынивать  от  этой работы: ненатуральность создаваемых на площадке ситуаций меня подавляла. На мой взгляд, реклама – это мертвое искусство. Мне гораздо интересней окружающая реальность. Я много снимал гонки, автомобильные премьеры, разного рода «атмосферные» истории, связанные с машинами. Самые первые свои работы я снял для журнала TransWorld Motocross, позже сотрудничал еще с целым рядом подобных изданий. А вот репортером, как некоторые мои друзья, стать не стремился, никогда не был в горячих точках. Меня вполне устраивает «обычная» жизнь.

Когда вы начали фотографировать?

В начале 90-х. Я помню, как начал ездить снимать гонки, тогда еще на пленочную камеру, то в тех специальных бетонных заграждениях, где располагались фотографы, снимавшие пролетающие мимо на огромной скорости автомобили, сложно было ходить. Нужно было перемещаться особым способом, волоча ноги по земле – все было засыпано толстым слоем пустых коробочек от пленок. Ведь как тогда происходила фотосъемка:  проезжает одна машина — полпленки нет. Потом стали появляться первые цифровые камеры, волшебные воспоминания. А любопытствовать и осваивать фототехнику начал еще в детстве.

Вы фотографируете Leica. Почему вы выбрали именно эту фотокамеру?

Когда снимаешь гонки, то нужно работать как минимум двумя камерами с широкоугольным и длиннофокусным объективами. У меня был целый парк зеркальной фототехники, пока однажды в моей жизни не появилась Leica M7 – мне ее подарил друг на день рождения. Я стал брать ее на серьезные соревнования и очень скоро пришел к выводу, что меня эта камера вполне устраивает. Съемка с помощью М7 превратилась в такой спокойный, неторопливый процесс, когда можно осмотреться по сторонам и подумать, тем более что корпус моей Leica à la carte довольно неброский – безо всяких эмблем. Это давало мне ощущение свободы и возможность позволить себе всякие вольности при съемке.

Как для вас прошел переход от обычной «зеркалки» к Лейке?

С середины 90-х и до недавних пор у меня были топовые модели «зеркалок» в качестве рабочих инструментов. Я всегда любил скорость, производительность. Но в какой-то момент, видимо, мой темперамент и интересы поменялись. Я отклонил несколько очень серьезных профессиональных предложений, однако Leica с 35 мм и 50 мм объективами всегда брал с собой, не расставался с ней. Продолжил снимать мотогонки уже с ее помощью, обнаружив для себя новую атмосферу знакомых событий. Хотя на первых порах съемка этой камерой требовала определенного самоотречения и умственной работы. На пробной пленке, которую я отснял, приноравливаясь к камере, вообще ничего не получилось. Зато сейчас Leica мне стала родной, я очень хорошо ее чувствую. И вот однажды я собрал все свои прежние фотоаппараты и аксессуары в огромный рюкзак, отнес его в магазин и обменял все это «железо» на одну маленькую Leica M9-P.

Есть ли, на ваш взгляд, какие-то параллели между профессионализмом повара и фотографа?

Я думаю, здесь можно увидеть взаимосвязь идеологического свойства, касающуюся отношения к работе. Либо ты — негодяй, тогда тебя нужно гнать с любой работы палками. Либо ты стараешься и делаешь свое дело не халтуря. Если бы я был строителем, мне бы нужно было хорошо забивать гвоздь. Хорошо, что фотографу не нужно забивать гвоздь своим инструментом.

Сегодня в модных ресторанах при оформлении блюд используются приемы, порой напоминающие технику абстрактной живописи. Вы поддерживаете эту модную тенденцию?

В нашем ресторане «все просто». Я не использую декорации, не позволяю себе лишнего украшательства в своем деле. Пусть все будет таким, как оно есть. Этот мой подход, обозначим его натуральным, касается и фотографии. К примеру, у меня есть снимки, которыми я сам очень доволен. Они вовсе не буквальные, в них можно углядеть истории в стиле пикториализма. Однако я не привнес в эти моменты никакого лукавства, снял то, что было на самом деле.

Что вам интересно снимать сейчас?

У меня есть целая подборка «туманных событий», как я их называю, снятых в разных городах – в Берлине, Хельсинки, Москве, Удомле. Мне нравится, когда из мутного ничто вдруг возникает какой-то человеческий фактор – дорожка, силуэт. Меня увлекают фотосъемки на камеру пинхол и с помощью ведра. Сначала я относился к своим экспериментам, как к исключительно техническому курьезу, а после всерьез заинтересовался возможностью получения очень красивых эффектов, даже достиг в этой технике съемки определенного уровня просветления.

Случается ли вам испытывать чувство визуального голода? Как вы его удовлетворяете?

Да, постоянно. Могу разглядывать самые разные картинки непрерывно. Я люблю смотреть фотоальбомы, которых у меня уже довольно много. Отдельное место в моей библиотеке занимает внушительная подборка литературы по кулинарии. Я вообще очень книжный человек. Когда ты листаешь страницы книги, ты понимаешь, что у всех этих снимков есть огромная история. Буквально на днях я просматривал книгу Джамеля Шабазза «А Time Before Crack». Шабазз работал в полиции и при этом фотографировал Гарлем и Бруклин 80-х. Рекомендую всем, кто хочет научиться хорошо фотографировать, как можно больше смотреть и изучать работы мастеров.

Какие необычные снимки вам приходилось привозить из путешествий?

Самое странное место, которое мне довелось видеть — это, пожалуй, дома бедуинов. Помню бодрящий опыт, когда я пару раз ездил снимать диких животных – огромных обезьян, живущих в джунглях на острове Борнео. Тогда в Малайзии произошел казус. Мы только подошли к затерянной в глуши деревне, такой натуральной – с домами на сваях. Женщины, увидев нас, убежали и спрятались в жилищах, а в это время из зарослей вышла группа местных мужчин. Мой проводник стал азартно убеждать меня фотографировать их, приговаривая: «Это же настоящие хэдхантеры. Только с тех пор, как Малайзия стала независимым государством, они больше людей не едят». Когда я пригляделся к дикарям повнимательней, то обнаружил, что вместо традиционных набедренных повязок все они были в одинаковых черных сатиновых трусах – так местное правительство радело о нравах… Еще недавно снимал живописных хасидов в Нью-Йорке.

Расскажите о своей команде, как она сформировалась?

Команда наша невелика – нас пятеро партнеров. Мы все дружны и знаем друг друга много лет. При этом мы все абсолютно разные, имеем различное образование и интересы, мало времени проводим вместе за пределами нашего партнерства. Но при этом мы являемся сплоченным коллективом, принимаем решения единогласно и стараемся все делать сообща. Мои товарищи – это абсолютно удивительные люди. В нашей работе присутствует очень важный момент, когда мы все можем друг на друга положиться. Вместе мы работаем довольно плодотворно и весело.

Что для вас означает «работать весело»?

Весело – это когда ты делаешь ту работу, которая тебе нравится, и получаешь от этого удовольствие. Без груза и напряжения.

В какой еще области вы бы хотели попробовать проявить себя?

Три года я уже профессионально тружусь на кухне. И впервые я сам себе не задаю вопрос – «Чем бы я хотел заняться, когда все это закончится?» Мне не хочется сейчас ничего менять, мне все очень нравится, я пока всего этого совсем не «наелся».

А как бы вы охарактеризовали свой ресторан?

Здесь весело!

Подборка фото — авторская. Провела беседу и подготовила материал Юлия Митич

(Visited 71 times, 1 visits today)



Оставить комментарий