Томас Штрут. Построение снимка

Томас Штрут — выдающийся фотограф. Своими разноплановыми работами он давно снискал международное признание. Наша беседа состоялась в его новой берлинской студии.

Лувр, Париж, 1989. © Томас Штрут


Вы один из самых знаменитых фотографов в мире, многие ваши работы считаются на рынке искусства ценнейшими приобретениями. Среди ваших известных работ — изображения посетителей музеев, внимательно изучающих выставленные картины. Какова история возникновения этого проекта?

Я всегда интересовался искусством. Задолго до того, как я стал фотографом, живопись была для меня единственным средством художественного самовыражения. В годы учебы я проводил много времени в музеях, например, в музее Людвига в Кёльне. Меня всегда интересовали не только условия, в которых художник создавал свои работы, но и то, каким образом они экспонируются в музеях, как сохраняются сквозь годы. Я намеревался запечатлеть средствами фотографии то, как люди реагируют на картины, историческое обрамление музейной обстановки, отклик на произведения во внушающей благоговейный трепет атмосфере крупных музеев. Когда в 1988 году я жил в Неаполе, где я сошелся с музейными хранителями, я снова вернулся к вопросам живописи. В это же время музеи начали покупать мои фотографии. В конце 80-ых были воздвигнуты первые здания музеев нового типа, и музеи стали притягивать туристов больше, чем когда-либо раньше. В этом контексте родилась идея показать путешествие сквозь время, установив связь между тематикой картин, художниками, выразившими в них свои эстетические убеждения, посетителями, рассматривающими их, и мной, чьи фотографии также выставляются в галереях.

Музей истории искусств, Вена, 1989. © Томас Штрут


Как вы добиваетесь той напряженности, что придает вашим картинам почти осязаемую притягательность?

Я весьма взвешенно и обдуманно подхожу к выбору предмета съемки, подвергаю процесс подготовки к съемкам тщательному анализу и стараюсь реагировать на малейшие нюансы во время съемки. Но, безусловно, не менее важен этап отбора нужного изображения из ряда схожих.

Как вы готовитесь к новым проектам, и какое время занимает подготовка?

Для разных проектов этот процесс протекает по-разному. Поскольку я очень редко принимаю заказы, подготовительный этап для меня всегда начинается с вопроса о том, какая тема вызывает у меня интерес, какую тему я хотел бы разработать фотографическими средствами. Когда моим проектом были джунгли, моей задачей было создание изображений с достаточно сложной композицией; изображений, требующих некоторого времени, чтобы рассмотреть их, разобраться в них. Именно в то время я думал о съемках в лесу, поэтому для меня вскоре стало ясно, что единственной подходящей натурой будут джунгли. На протяжении более чем десяти лет я фотографировал джунгли в Австралии, обеих Америках, Японии и Китае. В этой серии 35 изображений, снятых с 1995 по 2008 гг. Как видите, проекты требуют очень долгой подготовки для своего осуществления.

Рай, Дейнтри, Австралия, 1998. © Томас Штрут


С 2008 года вы сосредоточились на фундаментальной тематике: глобализации, индустриализации. Что послужило причиной?

Чтобы продолжать развиваться в жизни, важно постоянно искать в своей работе новые направления. Техно-фотографии появились из желания снять завесу с тех физически недоступных для нас мест, где разрабатываются вещи, оказывающие огромное влияние на наши жизни. Мы садимся в машину, открываем холодильник, совершенно не задумываясь об источнике материалов, из которых сделаны эти устройства, о том, например, какой колоссальный объем стали должны производить такие заводы, как ТиссенКрупп в Дуйсбурге-Брукхаузене.

Стелларатор Вендельштайн 7-Х, Институт Макса Планка, Грейфсвальд, 2009. © Томас Штрут


Портрет королевы Елизаветы и принца Филиппа, сделанный вами к «бриллиантовому юбилею» (шестидесятилетней годовщине) ее правления, продолжает традицию вашей очень известной серии семейных портретов.

В январе ко мне обратился Пол Мурхауз, куратор Национальной портретной галереи в Лондоне. К 60-й годовщине правления королевы планировалась выставка портретных фотографий, относящихся к каждому году ее правления. Меня попросили снять двойной портрет, который демонстрировался бы в самом конце выставки. Поскольку я не особенно расположен фотографировать знаменитостей, я ответил, что мне понадобится несколько дней на размышление. В конце концов я не смог удержаться и принял предложение, начав интенсивные приготовления. Фотография была сделана в апреле.

…и она еще раз подтвердила ваши креативность и скурпулезность. Был ли двор открыт для ваших идей?

Да, вполне. Конечно, время для съемки у меня было ограничено. В Виндзорском замке в моем распоряжении было три комнаты, и я остановил свой выбор на Зеленой гостиной. Более того, я принимал решение в выборе платья для королевы, а также дал несколько рекомендаций принцу Филиппу по выбору одежды. У меня состоялась продолжительная беседа с королевой и ее советником по поводу того, должна ли она надеть жемчужное ожерелье из трех нитей или только из одной. Съемки были поистине чудесными!

Королева Елизавета II и принц Филипп, герцог Эдинбургский, Виндзор, 2010. © Томас Штрут

Каковы были ваши первые мысли, когда в феврале 2011 года ваша работа — автопортрет на фоне знаменитого автопортрета Альбрехта Дюрера — была продана на аукционе Сотби за 502 тысячи евро?

Что ж, я почувствовал своего рода удовлетворение. Разумеется, цены в галереях и на аукционах подвержены серьезным колебаниям. На самом деле, аукционную цену следует рассматривать в контексте всего мира искусства — тем не менее, цена за эту работу была оправданной.

Автопортрет, Старая Пинакотека, Мюнхен, 2000. © Томас Штрут


Уже несколько месяцев вы пользуетесь камерой Leica S2. Ваши впечатления?

По прошествии нескольких месяцев эта камера продолжает воодушевлять меня так же, как и вначале. Я доволен тем, что в Leica разработали систему S, которая, насколько мне известно, прекрасно показала себя на рынке, что вполне заслуженно.

Via The Leica Camera Blog

(Visited 406 times, 1 visits today)



Оставить комментарий