Лучший снимок Эллиота Эрвита? Его следующий снимок

Эллиот Эрвит с семьей. Слева направо: Макс Уоррин (внук), Эллен (дочь Эллиота и мать Макса), Эллиот Эрвит, Дженифер (дочь), Миша, сын Эллиота Эрвита. Фото Асы Матхата

Первого мая этого года восьмидесятидвухлетний фотограф агентства Magnum Эллиот Эрвит получил награду Международного центра фотографии Infinity Award for Lifetime Achievement. Там же 20 мая открылась персональная выставка его лучших работ. По этому случаю он согласился ответить на ряд вопросов своего сына, Миши Эрвита, который тоже является фотографом. Ответов на эти вопросы давно ожидают члены семьи Эрвита.

Миша Эрвит: Тебе собираются дать награду за твой вклад в фотоискусство.

Эллиот Эрвит: Да.

Миша Эрвит: Знаменует ли это конец твоей карьеры?

Эллиот Эрвит: Да, обычно такие награды дают в конце пути.

Миша Эрвит: Может, ты вновь воспользуешься своим псевдонимом Солидор и продолжишь свою карьеру? (Андрэ С. Солидор — творческое альтер эго Эллиота Эрвита).

Эллиот Эрвит: Вполне возможно. О Солидоре сняли фильм и его будут показывать на церемонии вручения награды. Фильм довольно скандальный. Например, в одном эпизоде я даю интервью, облаченный в одежды священника, а на коленях у меня сидит обнаженная женщина. Не знаю, покажут ли этот эпизод, но съемка такая была.

Миша Эрвит: Я знаю, что ты не любишь говорить о своей работе, а когда говоришь, то немногословен. Эта награда будет вручаться тебе за твои заслуги. Мне кажется, что одна из твоих заслуг — это мы. Поэтому я попросил каждого из моих братьев и сестер задать тебе по вопросу.

Эллиот Эрвит: ОК. Давай!

Миша Эрвит: Начнем с Амелии. Ее интересует твоя фотография, где изображены молодожены, пристроившиеся на бампере автомобиля с табличкой, на которой написано: «Она заполучила меня утром, а я получу ее вечером». Амелия хочет знать предысторию этого снимка. Был ли ты у них на свадьбе? Знаком ли ты с этими людьми? И вообще, настоящие ли это молодожены?

Нью-Гемпшир, 1958. © Эллиот Эрвит/Магнум

Эллиот Эрвит: Я просто проезжал мимо. Это было в Новой Англии, в Нью-Гемпшире, кажется. Я увидел эту свадебную сцену, остановил машину и сделал снимок. Затем я снова сел в машину и уехал. Я не был на их свадьбе и не знаю этих людей. Никогда до этого их не видел и уверен, что никогда не увижу. И что хорошо — никто не подал на меня в суд.

Миша Эрвит: Дэвид спрашивает: Какая съемка или предмет съемки были наиболее интересными для тебя за всю твою карьеру фотографа? И где тебе больше всего нравится работать?

Эллиот Эрвит: Мой самый интересный снимок — это мой следующий снимок, я надеюсь. В июне и августе я буду снимать в Шотландии. Я знаю, что там будет мой лучший снимок, хотя я его еще не сделал.

Миша Эрвит: Что ты будешь снимать?

Эллиот Эрвит: Это обширный проект о Шотландии и производстве виски, односолодового виски.

Миша Эрвит: Видимо, попробовать тоже предоставится возможность?

Эллиот Эрвит: Очень на это надеюсь. Какая была вторая часть вопроса?

Миша Эрвит: Где твое любимое место для съемки?

Эллиот Эрвит: Пока что это Ирландия и Бразилия, но я совершенно не против этот список расширить.

Миша Эрвит: Перейдем к вопросу Эллен. Если бы тебе пришлось начать свою карьеру заново, что бы ты в ней изменил?

Эллиот Эрвит: Я был бы осторожнее в выборе издателей и читал бы все договоры очень внимательно. В остальном я всем очень доволен и жаловаться мне не на что.

Миша Эрвит: А в отношении семьи?

Эллиот Эрвит: Наверное, хотелось бы, чтобы мои браки были более удачными.

Миша Эрвит: Эллен дальше спрашивает: Какое из журналистских заданий послужило для тебя поворотным в карьере, в жизни?

Эллиот Эрвит: Честно говоря, журналистские задания никогда не были для меня, как для фотографа, чем-то очень важным.

Миша Эрвит: Но они обеспечивали тебе возможность снимать личные проекты.

Эллиот Эрвит: Да, но сами задания при этом не были для меня столь существенными, сколь фотографии, которые я делал для собственного удовольствия, параллельно с этими командировками. Работа позволяла мне попадать в те места, где я мог снимать то, что мне нравится. После выполнения работы я обычно задерживался на местах ради собственного хобби.

Миша Эрвит: Дженифер спрашивает: Вот уже почти семьдесят лет ты ездишь по всему миру с камерой в руках. Ты все еще замечаешь вокруг интересные кадры или тебя это уже утомляет?

Эллиот Эрвит: Замечать потенциальные кадры, с камерой в руках или без нее, — основная задача любого профессионального фотографа. Я никогда не устану от этого, хотя, пожалуй, многие повторяющиеся сюжеты уже не трогают меня.

Миша Эрвит: Саша интересуется предысторией фотографии «Роберт и Мэри Франк».

Роберт и Мэри Франк. Валенсия, Испания. 1952. © Эллиот Эрвит/Магнум

Эллиот Эрвит: Этот снимок был сделан в 1952 году, когда я еще служил в американской армии в Европе. На снимке изображены мои друзья, которые жили в Испании. Я гостил у них во время увольнительной. Пока я служил в армии мне удалось сделать и продать некоторые из моих лучших снимков, так что об оплате жилья можно было не беспокоиться.

Миша Эрвит: В 1955 году ты сфотографировал нашу мать во время готовки ужина, спиной к камере. На одной руке у нее плачущая Эллен, а другой она тянется к духовке. Я сижу сзади на детском стуле, а рядом стоит брат и наблюдает за происходящим. Какова предыстория этого снимка? И еще, ты же постоянно путешествовал по всему миру. Каково было возвращаться из экзотических поездок домой к орущим детям?

Обычный хаос. 1952. © Эллиот Эрвит

Эллиот Эрвит: У этого снимка нет никакой предыстории. Просто мгновение обычного домашнего хаоса в многодетной семье. Я очень любил возвращаться домой к орущим детям.

Миша Эрвит: Ты можешь назвать свое любимое рабочее задание?

Эллиот Эрвит: Одной из моих любимых, хотя и не самой-самой любимой, была работа для журнала Time над книгой о Польше, Венгрии и Чехословакии в тяжелые для этих стран времена. Это было прекрасное задание, потому что в нем не было, собственно, задания. Можно было делать все, что угодно.

Миша Эрвит: А есть ли у тебя любимая фотография?

Эллиот Эрвит: Мне нравятся несколько моих фотографий, но я надеюсь, что свои лучшие снимки я еще не сделал.

Миша Эрвит: Внушает ли тебе что-либо из твоей работы за все эти годы чувство гордости, радости свершения и значимости?

Эллиот Эрвит: Можно сказать, что мои фотографии для меня, как мои дети. У меня нет фаворитов.

Миша Эрвит: Кто твой любимый фотограф из ныне живущих или ушедших?

Эллиот Эрвит: Золотым стандартом в фотографии остается, каким всегда и был, Анри Картье-Брессон.

Миша Эрвит: Есть ли у тебя любимая его фотография?

Эллиот Эрвит: Да, есть. Это снимок, который вдохновил меня на занятие фотографией. Этот снимок трудно описать словами. Он сделал его в 1932 году на железнодорожном вокзале.

Миша Эрвит: Там, где линии парапета бетонной эстакады сходятся с линиями железной дороги и в кадре присутствуют два человека?

Эллиот Эрвит: Да.

Миша Эрвит: Что именно в этом снимке побудило тебя заняться фотографией? Можешь ли ты подробнее рассказать о работах Картье-Брессона и о том, какое влияние они оказали на тебя в твоем увлечении фотографией? Был ли он твоим наставником подобно Роберту Капе?

Эллиот Эрвит: Этот запоминающийся снимок несет в себе сильный эмоциональный заряд, но для того, чтобы его сделать потребовалось лишь немного наблюдательности. Я тогда подумал, что если кто-то может зарабатывать деньги такими кадрами, это как раз то, что нужно. Поддержка Капы проявлялось в том, что ему нравились снимки, которые я ему показывал и он считал, что я могу принести пользу зарождающемуся агентству Mагнум, вступив в его ряды.

Миша Эрвит: Расскажи о Mагнуме. Как тебя туда впервые пригласили?

Эллиот Эрвит: Я был приглашен туда в 1951 году, еще до службы в армии. Я познакомился с Робертом Капой, который мною заинтересовался и пообещал взять меня в агентство после моей службы.

Миша Эрвит: Как произошло это знакомство? Как он тебя заметил?

Эллиот Эрвит: Я всем показывал мое портфолио. Пытаясь сделать карьеру, я покинул Лос-Анджелес, Голливуд, где жил до тех пор. В своих поисках я столкнулся с Роем Стайкером из Комитета по защите агропромышленности, с Эдвардом Стайхеном из Музея современного искусства и с Робертом Капой. Я поддерживал отношения с Магнумом во время моей воинской службы. Тогда это было еще очень маленькое агентство, практически полностью под управлением Капы. Все было не так формально, как сейчас.

Миша Эрвит: А каким оно стало сейчас?

Эллиот Эрвит: Очень большим и разноплановым. Оно старается шагать в ногу с рынком насколько это возможно. Сегодня там разнообразие, а раньше агентство было очень специфичным, ориентированным на редакционные журнальные материалы, чего теперь практически не существует в какой-либо адекватной форме, применимой к настоящей фотографии.

Миша Эрвит: Ты сделал очень волнующий снимок матери Капы на его могиле после его гибели в 1954 году. Какое влияние оказала на тебя его смерть? Как это отразилось на Mагнуме?

Мама Роберта Капы, Джулия. Армонк. 1954. © Эллиот Эрвит/Магнум

Эллиот Эрвит: Джулия Капа была моим другом. Иногда я возил ее в Армонк на могилу сына. Для всех в Магнуме его гибель была потрясением. Через несколько дней после него погиб Вернер Бишоф, а через несколько месяцев — Дэвид Сеймур. Это чудо, что молодое агентство Магнум не прекратило тогда свое существование. Но агентство выстояло, как бы демонстрируя миру энтузиазм и верность идеалам остальных членов агентства, которые всегда руководствовались принципами индивидуального, гуманистического взгляда на мир через фотографию и защиты наших коллективных авторских прав.

Миша Эрвит: Тебе сейчас 82 года.

Эллиот Эрвит: Да, это так.

Миша Эрвит: И ты все еще работаешь.

Эллиот Эрвит: Больше, чем когда-либо.

Миша Эрвит: Каким ты видишь будущее фотографии? Сейчас бизнес в упадке и многие фотографы остались без работы.

Эллиот Эрвит: Все зависит от рынка. Издания не будут выходить с пустыми страницами. Их надо чем-то заполнять. Каким я вижу будущее фотографии?

Миша Эрвит: Цифровой фотографии.

Эллиот Эрвит: Будущее за цифровой фотографией. Я себе представляю так: с одной стороны — профессиональная работа, которая не так интересна, с другой — любительская деятельность, что исключительно интересно. Работа фотографа в будущем представляется мне как совмещение профессиональной деятельности с хобби. Это лишь мое мнение. По крайней мере, я так жил и работал всю жизнь, с самого начала.

Миша Эрвит: Похоже, поменялось и поле деятельности. Сейчас каждый, у кого есть мобильный телефон — фотограф. Как ты думаешь, повлияет ли это на будущее фотографии?

Эллиот Эрвит: Нет. Каждый — фотограф. Так и останется. Это очень привлекательный жанр. Но, в то же время, не каждый человек, у кого есть ручка — хороший писатель. Для того чтобы сделать снимок, не нужно много знать. Фотография — не ядерная физика. Она не так сложна. А сейчас все еще легче, чем раньше. Да и раньше ничего в этом очень сложного не было. Но дело не в простоте. Дело в том, на что вы способны, как вы это реализуете и как вы строите свою жизнь и мировоззрение.

Миша Эрвит: Есть ли у тебя советы для начинающих фотографов?

Эллиот Эрвит: Да, у меня есть один совет: унаследуйте крупное состояние и занимайтесь фотографией в качестве хобби.

Миша Эрвит: Сейчас для фотографов не так много работы. Те, кто в этом бизнесе столько же, сколько ты, не так интенсивно заняты, как ты. Сколько я себя помню, ты всегда был загружен работой до предела. Я уверен, что дело тут в самодисциплине. Даже когда ты не выполняешь чьи-то заказы, ты все равно постоянно работаешь.

Эллиот Эрвит: Да. Надо понимать, что для меня фотография всегда была как профессией, так и хобби. Я использую то же оборудование и это очень удобно. Но в моем хобби мною движет увлечение, страсть.

Миша Эрвит: А как насчет твоих фильмов?

Эллиот Эрвит: В восьмидесятых я снял 18 фильмов для телеканала HBO, но когда там поменялось начальство, взаимодействовать с ними стало слишком сложно и я вернулся к своей основной работе.

Миша Эрвит: Если кто-нибудь сейчас предложит тебе снять фильм, ты согласишься?

Эллиот Эрвит: Никто мне ничего не предложит, потому что я сам этого не ищу. Я сделал пару фильмов, которые будут показывать на моей выставке. Я их снял самостоятельно.

Миша Эрвит: Ты имеешь в виду «Beauty Knows No Pain» и «Red White and Bluegrass»?

Эллиот Эрвит: Да. И еще небольшой ролик о Дастине Хоффмане.

Миша Эрвит: Что для тебя сейчас важно?

Эллиот Эрвит: Важно управлять временем, потому что столько всего вокруг происходит, что может отвлечь от главного. Для меня главное — это фотографировать. По мере того, как усложняется ваша фотографическая жизнь, усложняется и управление временем.

Миша Эрвит: Кто куратор выставки в Меджународном центре фотографии?

Эллиот Эрвит: Брайан Уоллис организовал эту выставку, которая практически не отличается от прошедшей в Париже экспозиции в Европейском доме фотографии, побившей все рекорды посещаемости.

Миша Эрвит: Может, и тут будет то же самое?

Эллиот Эрвит: Может быть. Посмотри только, как они все организовали: там будут фирменные майки, значки, открытки, чашки, пластиковые пакеты. Они приходили и показывали мне все это. Невероятно!

Миша Эрвит: Есть ли у тебя неизвестные фотографии? Я знаю, ты прочесывал свой архив, скопившийся за многие годы.

Эллиот Эрвит: Да. Я сейчас готовлю к выпуску две книги, которые как раз будут состоять в основном из таких забытых снимков. Даже три книги. Одна выходит осенью. Еще готовится к выпуску книга для детей, а в следующем году выйдет книга с цветными фотографиями.

Миша Эрвит: Какая книга?

Эллиот Эрвит: Цвет.

Миша Эрвит: Цвет?

Эллиот Эрвит: Да.

Миша Эрвит: Это отрыв от основной линии, не так ли?

Эллиот Эрвит: Так и есть. Я редко публикую цветные снимки, так как это в основном профессиональные работы.

Миша Эрвит: Сколько у тебя уже вышло книг?

Эллиот Эрвит: При подготовке к выставке мы насчитали 40, но покажем там где-то 15.

Миша Эрвит: Ты снимал инаугурацию Обамы. Что ты можешь об этом рассказать? Я знаю, ты фотографировал многие президентские инаугурации в свое время. В чем отличие этой от всех остальных?

Эллиот Эрвит: Мне нравится один кадр из этой съемки. Мне он показался необычным. Вообще, было очень здорово. В этом преимущество нашей профессии. Мы становимся свидетелями исторических событий, отправляясь в самую их гущу. Переживаем их изнутри. Это один из больших плюсов нашего ремесла.

Президент Обама и первая леди, Мишель Обама, на балу в Белом доме, 20 января 2009 г. © Эллиот Эрвит

Миша Эрвит: И это говорит человек, который начинал школьным фотографом в голливудской средней школе!

Эллиот Эрвит: Ну да, можно так сказать.

Миша Эрвит: Я знаю, что твоей первой серьезной камерой был Rolleiflex. А какой была твоя самая первая камера вообще?

Эллиот Эрвит: Форматная камера со стеклянными пластинами, которую я купил за пять долларов.

Миша Эрвит: Она все еще у тебя?

Эллиот Эрвит: Нет. Не знаю, куда она делась.

Миша Эрвит: Ну, пожалуй, на этом можно закончить.

Эллиот Эрвит: Я думаю, ты и так получил более, чем достаточно.

Миша Эрвит: Спасибо, папа.

Via Lens. The New York Times’ s blog

(Visited 89 times, 1 visits today)



4 комментария к записи
«Лучший снимок Эллиота Эрвита? Его следующий снимок»

  1. SANAN:

    SPASIBO ! POTRYASAYUSHIY FOTOGRAF I CHELOVEK !!!

  2. Yuriy:

    Ogromnoe vam spasibo za etu publikaciyu!!!

  3. И вам, Юрий, спасибо.

Оставить комментарий