Октябрь 24, 2014

Памяти Рене Бурри

20 октября в Цюрихе на 82-м году жизни из-за продолжительной болезни скончался один из величайших фотографов прошлого столетия, член агентства Magnum Рене Бурри. Его первая персональная выставка прошла в 1967 году в Чикаго. Центральное место в ней заняли портреты. Символично, что этот жанр так и остался главным в творчестве художника. Среди его самых известных работ – портреты Че Гевары, Фиделя Кастро, Ле Корбюзье, Альберто Джакометти и Пабло Пикассо.

Rene Burri

Будущий мастер учился в школе прикладных искусств в Цюрихе и после завершения обучения работал помощником оператора в швейцарском представительстве Walt Disney Company. В 1959 году молодой фотограф стал полноправным членом Magnum. Дэвид Сеймур, директор агентства на тот момент, сразу же послал фотографа в Чехословакию и на Ближний Восток. «Бросил меня в мир», — как вспоминал об этой поездке Бурри. В агентстве Magnum наставником молодого человека был французский фотограф Анри Картье-Брессон.

В 2013 году президент Leica Camera AG д-р Андреас Кауфман представил Рене Бурри к награде «Зал славы Leica 2013». В знак признания мастеру фотографии на торжественной церемонии в Цюрихе была вручена камера Leica M Monochrom с гравировкой. Это событие было отмечено и выпуском небольшого видеоролика со снимками Рене Бури, созданными в Берлине в период с 1956 по 2005 годы.

Архив Рене Бурри содержит около 30 тысяч снимков. Всю коллекцию он завещал музею де Л’Элизе в Лозанне.

Комментировать »
Октябрь 23, 2014

Владимир Сычёв. «Фотографом меня сделали художники»

23 октября празднует День рождения фотограф Владимир Сычёв. Его биография удивительна и подстать глубине дарования. Родился в Казани в 1945 году. В 20 лет увлекся уличной съемкой. Организовывал в Москве у себя на квартире выставки известных художников-нонконформистов. Участвовал в «Бульдозерной выставке». В начале 1980 года уехал в Париж и стал первым советским фотографом, представившим на Западе свой архив о повседневной жизни в СССР. Снимки Владимира Сычёва были моментально опубликованы в журналах Paris Match, Stern, Life. Буквально за несколько месяцев к фотографу пришло мировое признание. Он подружился с Хельмутом Ньютоном. Получил двухлетний контракт на съемку моды от французского Vogue. Был знаком со знаменитыми кутюрье, фотографами и художниками. Затем последовала 32-летняя карьера в качестве фотографа новостного агентства. В 2011 году девять писателей посвятили Владимиру Сычёву совместный литературный труд «1+9». Сегодня мы публикуем интервью, записанное во время визита фотографа в Москву на открытие его очередной персональной выставки.

В одном из своих интервью вы заметили, что «все главные события в моей жизни происходят случайно». Расскажите, пожалуйста, какие события сыграли важную роль в вашей карьере фотографа?

Первое — это знакомство с художником-экспрессионистом Алексеем Аникеенком. Это произошло в Казани. Мой одноэтажный деревянный дом находился рядом с вокзалом и центральным рынком, и вся жизнь проходила перед его окнами. Я снимал улицу. На улице же встретился с другими фотографами; они привели меня в казанский фотоклуб «Волга», где я познакомился с женой Алексея, а потом и с ним самим. Алексей Аникеенок привил мне понимание основ композиции, обращал внимание на мои ошибки. А без анализа собственных ошибок прогрессировать невозможно.

Vladimir Sichov 001

Затем, приехав в Москву, я встретил других художников, благодаря которым приобщился к публицистической среде. Я стал получать заказы от таких журналов, как «Техника молодежи», «Сельская жизнь» и других, что позволило мне вступить в профсоюз художников-графиков на Малой Грузинской улице. Эта организация, в отличие от идеологического Союза художников, объединяла тех, кто работал, как сейчас говорят, «фриланс». Это было было важно, поскольку тогда каждый человек обязан был иметь место работы, иначе вас просто могли посадить в тюрьму за тунеядство.

В Париже я познакомился с Хельмутом Ньютоном, который через «парадную дверь» ввел меня в мир моды. После публикаций моих снимков в журнале Paris Match в 1980 году он разыскал меня. С тех пор мы с ним дружили и общались практически каждую неделю, пока он не переехал в Лос-Анджелес. Ему нравились мои фотографии.

В 1970-е годы вы дружили с художниками-нонконформистами. Какой опыт вам удалось получить благодаря общению с диссидентами? Какие качества вы любите и цените в художниках?

В Москве я общался с Анатолием Крынским, скульптором Вячеславом Клыковым, с Борухом, Юрием Герасимовым, Валентином Воробьевым и другими. Знакомства продолжились и после «Бульдозерной выставки», о которой все слышали. Тогда арестовали многих, а судили пятерых: Оскара Рабина, Надежду Эльскую, Евгения Рухина, Александра Рабина и меня. Посадили самых молодых — Александра Рабина, сына Оскара, и меня. Так что я — последний из живущих, кто сидел за участие в этой выставке. Нам присудили 15 суток ареста, но на четвертый день нас выпустили, поскольку вокруг этого события поднялась большая шумиха.

Вообще, я всю жизнь провел рядом с художниками. Фотографом меня сделали именно они. Приведу такое сравнение: для христиан иудеи — избранный народ, для меня таким народом являются художники. Это из ряда вон выходящие люди. Я часто говорю: нормальные люди картин не рисуют. Только хороший художник способен на пустом холсте сотворить искусство.

Владимир Сычёв. Художники, писатели, музыканты. СССР, 1970-е годы


Венедикт Ерофеев


Илья Кабаков


Оскар Рабин


Анатолий Зверев


Юрий Герасимов


Александр Арефьев


Алексей Аникеенок


Борух


Илья Глазунов


Александр Мень


Олег Целков


Эдуард Штейнберг


Дина Верни и Эдуард Штейнберг


Дина Верни


Александр Васильев


Эдуард Лимонов


Алёша Дмитриевич


Алексей Хвостенко и Леонид Губанов


Александр Васильев


Азам Атаханов

Как произошло, что после съемки реалий Советского Союза вы превратились на Западе в фотографа моды?

Когда в начале 1980-го года я приехал в Париж, Paris Match по всему городу развесил пяти метровые плакаты с двумя моими фотографиями. На них был изображен рынок в Казани, кадр 1966 года, и снимок бегущих солдат, сделанный мной во время институтских военных сборов. Сегодня этим никого не удивишь. А тогда я был первым советским фотографом, приехавшим на Запад со своим архивом. На моих снимках была изображена реальная повседневная жизнь, в то время как практически все, что снималось и печаталось в Советском Союзе, представляло из себя съемку «ряженых». В жизни, как и в спорте, первый получает все. А о втором, третьем и четвертом, как правило, никто ничего не знает. К тому времени я был уже сформировавшимся фотографом. У меня состоялись публикации в ведущих западных изданиях: 44 страницы моих фотографий в Paris Match, 55 — в Stern, еще несколько — в Life.

Владимир Сычёв. Москва, 1970-е годы



















В июне 1980-го года меня вызвал директор французского Vogue Роже Гайе и сообщил, что на них сильно давит Хельмут Ньютон, настаивая, чтобы мне дали пробную работу. «Мы вам предоставим ее, но ведь вы не фотограф моды?», — спросил Гайе. Я ответил, что в Советском Союзе меня и близко не подпускали к подобным съемкам. «Если у вас ничего не получится — не страшно, мы просто хотим с Хельмутом Ньютоном по этому вопросу по-дружески разойтись», — успокоил меня директор и переадресовал к главному редактору Vogue. Тогда этот пост занимала очень интересная женщина, ее звали Франсин Кресан. Она сделала карьеру в знаменитом журнале от телефонистки до главного редактора. Показы мод в начале 1980-х занимали всего несколько дней: в воскресенье начинались дефиле Нины Риччи и заканчивались уже в четверг демонстрацией моделей Ив Сен Лорана. Я снял то, что меня просила Франсин Кресан, и сдал пленки в проявку. После чего меня тут же снова вызвал директор Vogue и предложил мне контракт со словами, что за 50 лет существования французского издания такого никогда не случалось. Что же произошло? На самом деле у меня был длительный навык уличной съемки. А модное дефиле и сюжеты на улице технически для меня никакой разницы не имеют. Так что я применил свои умения, фотографируя идущих по подиуму моделей. Первая публикация моих работ во французском Vogue заняла 40 страниц. По контракту я сотрудничал с ними еще два года, опубликовав 200 страниц снимков. Ушел сам, потому что когда меня спрашивали «Как вы хотите снимать?», я предлагал черно-белую съемку на улице. Однако в ответ мне наоборот предлагали снимать на цветную пленку в студии.

Vladimir Sichov 040

Работа в Vogue дала мне возможность познакомиться с крупнейшими фотографами моды. Как-то раз я позвонил звезде послевоенной черно-белой студийной фотографии — Хорсту. На тот момент он уже был пожилым человеком, при этом оставаясь очень застенчивым. И вот он мне задает вопрос: «Владимир, что вы думаете о фоторедакторе французского Vogue?» Я рассказал о странностях фоторедактора, которого звали Жеслян Каржер: на мое предложение снимать черно-белые уличные фотосессии, Каржер говорит снимать цветные фото в студии. И тут Хорста словно прорвало: он сказал, что когда хотел снимать черно-белые работы в студии, его просили снимать на уличные сцены на цветную пленку. До меня тогда сразу дошло, что этот фоторедактор не мог ломать знаменитостей: ни Хельмута Ньютона, ни Ги Бурдена, ни Хорста. А вот молодых, вроде меня, он спрашивал, но при этом заставлял снимать противоположные вещи. Поэтому я понял, что в этом журнале мне ожидать больше нечего. Редакционная работа в Vogue оплачивалась дешево как тогда, так и сейчас. В основном фотографы попадали в этот журнал посредством рекламной съемки. Я же прыгнул туда «с обратной стороны Луны». Искать агентов и пробовать себя в рекламе у меня не было времени. Поэтому я переключился на сотрудничество с агентством, которое распространяло мои советские фотографии, и стал ездить по всему миру и снимать для него. Я — уличный фотограф, и такая съемка мне больше по душе.

Vladimir Sichov 042

Каковы были ваши впечатления от западного мира моды?

Кутюрье, как и художники, все разные. При этом, все любят только самих себя. Я видел многих дизайнеров. Безусловно, Ив Сен Лоран и Карл Лагерфельд — гиганты. С некоторыми модельерами я был лично занком. Клод Монтана и Аззедин Алайя приходили ко мне в гости. Алайя для меня — это Тулуз Лотрек французской моды.
Вспоминается такая история. Я предложил Пьеру Берже, основателю дома моделей Yves Saint Laurent и президенту синдиката прет-а-порте, сделать календарь с фотографиями парижских дефиле 12-ти кутюрье. Такого тогда еще не было. Берже посмотрел на меня и сказал: «Владимир, замечательная идея, но кроме Ив Сен Лорана никого больше нет».

Владимир Сычёв. Vogue, начало 1980-х годов


Ив Сен Лоран и Лулу де ла Фалез


Пьер Берже


Ив Сен Лоран


Ив Сен Лоран


Ив Сен Лоран


Пьер Берже


Лулу де ла Фалез и Ив Сен Лоран


Ив Сен Лоран и Пьер Берже


Соня Рикель


Пьер Берже


Хельмут Ньютон


Диана Вриланд и Пьер Берже


Карл Лагерфельд


Карл Лагерфельд


Соня Рикель

Когда у вас появилась первая Лейка? Какая это была модель?

Конечно, в СССР Лейку я купить не мог. После приезда в Париж у меня появились средства, и я приобрел четыре камеры Leica, на которых у меня всегда стояли широкоугольные и 50 мм объективы. Четыре камеры сразу были необходимы для оперативности, чтобы в процессе съемки не тратить время на смену объективов. Длиннофокусную оптику я использовал с фотоаппаратами других производителей. Для агентства я снимал на цветной слайд. Но «на животе» уменя всегда была Лейка с черно-белой пленкой. До сих пор сохранились две из них — модели М4-P и М7.

Можете рассказать о ваших ощущениях от работы с Лейкой?

Об этой камере у меня самые светлые воспоминания. Благодаря качеству оптики Лейка — феноменальная камера. Это мощная железная «коробка» и лучшие в мире объективы. Когда я приходил в Париже на какую-нибудь выставку, то сразу мог отличить, какой отпечаток сделан с негатива, снятого Лейкой, поскольку фактура такой фотографии выделялась на фоне других. Потом появились другие фотоаппараты, у которых было больше возможностей, к примеру — наличие автофокуса. Но Лейка всех «давила» своим качеством. Современные цифровые камеры Leica мне не приходилось использовать, но пленочные модели — вне обсуждений.

Как долго вы снимали Лейкой?

Почти 10 лет, с 1982-го по 1992 год, я снимал камерами Leica. Это были репортажи для новостного агентства, в том числе съемки модных показов.

Vladimir Sichov 044

Каковы ваши впечатления от сотрудничества с новостным агентством?

Все очень просто. В гостях у моего берлинского друга-художника на холодильнике прикреплен магнитик с высказыванием Конфуция: «Выбери себе занятие по душе, и тебе не придется работать ни дня в своей жизни». Это мой случай. Я не могу выйти на улицу без фотокамеры. Для меня это не работа, а удовольствие. Когда занят любимым делом, невозможно устать.

32 года я проработал в Sipa Press. Это было одно из трех крупнейших парижских агентств, снабжавшее снимками около половины мировых изданий. Мы находились в постоянных разъездах. За время работы я не встретил ни одного фотографа, который бы не выходил на улицу без фотоаппарата. За исключением, конечно, Анри Картье-Брессона, но ведь он «Бог». Я тоже до сих пор не могу выйти на улицу без камеры. Именно поэтому я — уличный фотограф. Это не достижение, не звезды на погонах, а просто любовь к этому жанру фотографии. А если фотограф достает камеру только тогда, когда ему за это заплатят, для меня он — иллюстратор. Это не плохое слово. Ведь мы, фотографы, заменили в прессе художников-иллюстраторов.

Верно ли, что вы предпочитаете черно-белую фотографию? Почему?

В отличие от художника, фотограф «привязан» к действительности и никогда не создаст искусство, потому что фотография — лишь репродукция реальности. Однако, по-моему мнению, черно-белая фотография отстоит в этом смысле от цветной: хороший монохромный снимок может висеть на стене, а место цветного снимка, даже качественного, только на коробке от конфет. Это я всегда повторял.

Vladimir Sichov 046

Какие навыки вы считаете особенно важными в профессии фотографа?

Главные навыки успешного фотографа: мгновенно снять сюжет и остаться незамеченным. Благодаря увлечению уличной съемкой я научился быстро работать. Еще находясь дома, в Казани, я постоянно тренировался наводить резкость на объективе, точно и не глядя прокрутив кольцо до необходимой метровой отметки. На это ушло около года. Выходя на улицу, я мог вскинуть фотоаппарат, одним движением установив нужную резкость, и люди даже не успевали заметить, что их снимают. На своем пути я никогда не останавливался.

Произведения каких фотографов и художников вам сейчас импонируют?

Каждый день я открываю для себя новые имена. Мне нравятся разные направления. С художниками о них самих говорить бесполезно, потому что половина художников не считает остальную половину художниками.

На днях я иду на выставку Азама Атаханова, он очень хороший мастер. В 1992 году, когда Советский Союз разваливался и повсюду были локальные конфликты, я летел из Парижа в Душанбе снимать гражданскую войну. А нашел там трех замечательных художников: Азама Атаханова, Владимира Глухова и Акмала Нура.

Везде есть достойные художники. Трудно сказать, кто лучше. Я всегда повторяю, что фотография — не чемпионат мира. Мы показываем свой вкус, и самое главное — сделать свою работу максимально наилучшим образом; продемонстрировать все, на что способен. Бывают, конечно, неудачи. Но в основном, если много работаешь, все будет хорошо.

Над какими проектами вы сейчас трудитесь?

Я ушел из прессы в конце 2010 года, потому что достиг пенсионного возраста. А еще потому, что в этой области мне больше места нет: снимать конференции мне, да и никому, неинтересно. Начальник персонала агентства Sipa предлагал мне продолжить сотрудничество — так положено по закону — еще на пять лет, а я решил, что не останусь там ни дня.

Сделал фотографии для иллюстрации книги Вячеслава Моше Кантора, президента Европейского еврейского конгресса. Контракт на эту работу я получил благодаря Михаилу Аниксту. В 1970-е годы он был гигантом книжного дизайна, я тогда получал от него заказы, и ему нравились мои работы. Сейчас он живет в Лондоне и по-прежнему является культовой фигурой в своей области.

В октябре 2013 года ездил с художником Валерием Кошляковым в Помпеи. Он хочет написать книгу об ужасном состоянии современной живописи, отталкиваясь не от Ренессанса, а от истории Помпеи. Я сфотографировал для него все, что он хотел. Когда выйдет книга, будет организована выставка фотографий.

В Берлине к 25-летию падения Берлинской стены собираюсь предложить тему для выставки: в 1986 году я снимал американского художника Кита Харинга, который расписывал 100 метров стены. В общем и целом, планов много.

Vladimir Sichov 041

Где вам в творческом плане было особенно благоприятно работать?

Я объездил весь мир, чему очень рад. Пропаганда на меня никогда не оказывала особого влияния. Я всегда стрался сопоставлять события и ситуации, оставаясь таким образом вне любой системы. Прожив 32 года в Париже, я все равно как бы со стороны сужу о Франции, точно так же как и об Америке, и о России. Из стран мне нравится Мексика. Я мечтал, что после ухода на пенсию буду там жить, но на сегодняшний день в этой стране складывается опасная ситуация.
После того, как я побывал во многих местах земного шара, скажу вам, что Париж — самый красивый город мира, а Италия — самая красивая страна.

Владимир Сычёв. Города мира, 1980 - 2000-е годы


Париж


Париж


Париж


Канал Сен-Мартен, Париж



Эльзас


Восточные немцы, бежавшие на Запад


Истамбул


Париж


Медельин, Колумбия


Картахена, Колумбия


Пекин



Лос-Анджелес


Париж

Какое впечатление сейчас на вас произвела наша страна, Москва, Казань?

Россия и СССР — совершенно разные страны. Моя любимая шутка: я родился в стране, которая исчезла в прошлом тысячелетии. А если говорить о моих впечатлениях, как фотографа, то получается, что сейчас почти нечего снимать: все люди сидят в машинах, в то время как раньше все ходили пешком. В Казани точно такая же ситуация, как в Москве. Это теперь европейский город, в который вложили сотни миллионов рублей. Старая деревянная его часть практически не сохранилась. В Париже теперь можно снимать только туристов — их там ежегодно бывает около 80 миллионов. А в провинциальных городах Франции мне почти нечего снимать. Так же происходит и в Берлине. Люди перестали гулять по улицам, поэтому я и хотел бы жить в Мексике, там еще существует уличная жизнь.

Можете рассказать о художественной жизни современного Берлина?

Она очень активная, что мне особенно нравится. Сейчас в Берлине живет много русских художников молодого поколения — 30–45-ти лет. У меня уже есть идея сделать о них книгу. На сегодняшний день Берлин можно назвать культурной столицей Западной Европы, поскольку Германия является чуть ли не единственной из европейских стран, которая производит свою продукцию. А там, где присутствуют финансы, там развивается и культура.

Вы сказали: «Чтобы чего-то добиться, нужно работать очень много и любить свое дело». Какие пожелания вы хотели бы добавить к этим словам для наших читателей, профессиональных фотографов и фотолюбителей?

Любите фотографию! Главное — не комплексовать, что вы живете не на Западе, а в России. Только тогда, когда вы любите свою профессию, она начинает раскрываться перед вами, и вы постигаете ее красоту.

Vladimir Sichov 045

Владимир, спасибо, что нашли для нас время! Желаем вам крепкого здоровья, новых творческих удач и благополучия!

Провела беседу и подготовила материал Юлия Митич

Комментировать »
Октябрь 22, 2014

Мика Джианнели. Leica T

Micah-Gianneli-Leica

Мика Джианнели – известный австралийский блогер и дизайнер начинала карьеру как модный стилист-фрилансер пока в 2011 году не решила вести личный блог. Во многом благодаря блогу к Мики пришла известность, и за прошедшее время ей довелось поработать со многими знаменитостями и ведущими брендами фэшн-индустрии.

Интересно, что среди недавних проектов Мики Джианнели – серия, снятая с помощью Leica T, которая демонстрировалась в день официального запуска камеры на рынок. Модель в этой серии – сама Мика Джианнели, а фотограф, который также занимает значимое место в сюжете – это друг и партнер дизайнера, Джесс Марикик. «Перед выпуском новой Leica T, мы с Джессом пережили сумасшедший день — нескончаемые переезды по живописным местам вместе со съемочной группой, документировавшей все детали с помощью дронов. Мы начали с платформы Microflite на вертолете Eurocopter и затем направились южнее на Audi RS7, моем любимом автомобиле, по горной дороге в сопровождении съемочной группы XM2. Чудесный день. Первая часть снимков уже готова, вторую часть покажу позднее», — делится с читателями Мика Джианнели.

Мика Джианнели. Leica T





Среди других проектов Джианнели упомянем работу персональным консультантом и главным стилистом Topshop, оформление пространства Оксфорд-серкес с командами Arcadia Group и Topshop, фестиваль моды L’Oreal в Мельбурне, где Мика была назначена послом в 2012 году. В том же году Мика Джианелли работала над образом Джессики Гомеш на показе Mimco в Палм-Спрингс и начала проектировать собственную линию одежды в сотрудничестве с австралийским брендом женской одежды Mossman.

Комментировать »
Октябрь 21, 2014

Открытие выставки Best of Elle в МАММ

22 октября в Мультимедиа Арт Музее открывается выставка «Best of Elle». Публике будет представлен международный фотопроект журнала Elle, в котором собраны работы фотографов: Бенуа Певерелли, Федерика Хельвига, Мелоди МакДэниел и других. Редакция российского Elle продемонстрирует коллекцию лучших фотосессий журнала, в которых приняли участие известные персоны шоу-бизнеса, актеры, актрисы и топ-модели из России и Великобритании.

Best of Elle 40

«Мы счастливы представить широкой публике лучшие съемки, сделанные нашим журналом за последние годы. Для нас – радость и честь поделиться „золотым запасом“ с нашими читателями, а также со зрителями МАММ на выставке „Best of Elle“», – сообщила о предстоящем событии Елена Сотникова, главный редактор журнала Elle.

На выставке можно будет увидеть фотографии российских звезд, которые становились героями журнала Elle в разные годы его существования: Земфиры, Лизы Боярской, Федора Бондарчука, Ренаты Литвиновой, Ингеборги Дапкунайте, Юлии Высоцкой, Оксаны Акиньшиной, Мирославы Думы, Данилы Козловского, Чулпан Хаматовой и многих других. Эксклюзивную часть экспозиции составят портреты британских звезд, среди которых: певица Лили Аллен, топ-модели – Джорджия Мэй Джаггер, Агнесс Дейн и Сьюки Уотерхаус, а также актеры – Джуд Лоу, Сиена Миллер, Миша Бартон и другие.

«К названию выставки „Best of Elle“ можно добавить лишь – „The best of world photographers and the best personalities!“ Этот проект пропустить нельзя!» Ольга Свиблова, директор МАММ

Из коллекции «Best of Elle»


Актер Константин Хабенский. Фото Антона Земляного


Актер Данила Козловский. Фото Антона Земляного

Комментировать »
Октябрь 20, 2014

Штативы Gitzo Basalt

Друзья, сегодня мы хотим рассказать вам о незаменимом инструменте для фотографов-путешественников — штативе Gitzo Basalt, произведенном из уникального материала — базальта.

На протяжении многих лет штативы компании Gitzo остаются непревзойденными с точки зрения эксплуатационных характеристик и устойчивости. За практически вековую историю компания зарекомендовала себя как передовой производитель аксессуаров для фотоаппаратов, отличающихся инновационными материалами и качеством сборки. В 1994 году Gitzo первая выпустила карбоновый штатив, а десять лет спустя появился первый в мире штатив из базальтового волокна — легкий и одновременно прочный.

Серия Basalt отличается не только легкостью и прочностью, но даже огнестойкостью. Благодаря особой технологии производства при высокой температуре, конструкция штатива получается на 20 % легче алюминиевой, при этом значительно превосходя ее в прочности. Штативы серии Basalt отлично зарекомендовали себя в самых сложных съемочных условиях — они прекрасно выдерживают деформации, растяжения и перегибы.

Gitzo Basalt



Продукты компании Gitzo продуманы до мельчайших подробностей и имеют ряд особенностей, гарантирующих надежность и простоту использования штативов во время съемки. Система G-Lock быстро и крепко фиксирует секции, увеличивая жесткость крепления на 20 %. Функция Anti Leg Rotation поможет точно отрегулировать высоту и раскрыть штатив невообразимо быстро. Кроме того, штатив Basalt позволяет установить центральную стойку не над ножками, а между ними, а кольцо у основания штатива позволит быстро отрегулировать высоту.

Штативы Gitzo Basalt вы можете приобрести в магазинах Leica по адресам: Ленинский проспект, д. 61/1 и ГУМ, Красная площадь, д. 2. Узнать о моделях, имеющихся в наличии можно по телефону +7 (499) 727-03-07.

Комментировать »