Май 26, 2016

Владимир Соколаев. Не будь «Леек» — не было бы «Трива»

Представляем вашему вниманию статью фотографа-документалиста, видеооператора, члена Союза фотохудожников России Владимира Соколаева о деятельности творческого объединения «Трива», которое в конце 1970-х годов организовали новокузнецкие фотографы Владимир Воробьев, Владимир Соколаев и Александр Трофимов.

Владимир Соколаев родился в Новокузнецке в 1952 году. Профессию фотографа выбрал в 1974 году во время работы на новокузнецком металлургическом комбинате КМК. В 1983 году окончил Ленинградский институт киноинженеров. Являлся организатором и участником первой в СССР творческой группы фотографов «Трива» с момента ее основания в 1978 году и вплоть до закрытия в 1982 году. С 1987 года начал представлять социальные фотопроекты: «Дети в Доме», «Дом Ребенка», «Храм». В 1990 году отошел в своем творчестве от социальной тематики и занялся ландшафтной видеосьемкой. Создал 14 документальных видеофильмов проекта «Пространства России». Автор 12-ти социальных и пейзажных фотопроектов и 14-ти фотовыставок на их основе, а также участник 70-ти зарубежных, международных и всероссийских выставок и конкурсов. Работы Владимира Соколаева были отмечены 12-ю дипломами, 15-ю премиями, 5-ю призами и  2-мя медалями.

Не будь «Леек» — не было бы «Трива»

«В конце 1970-х годов  три фотографа Кузметкомбината объединились в фотогруппу. Поводом для организации „Трива“ стало желание двух Владимиров — Воробьева и Соколаева, — и Александра Трофимова участвовать не только в национальных, но и в зарубежных выставках. Цель фотогруппы — «создание фотодокумента эпохи с позиций гуманизма», — была сформулирована в ее Уставе. А вот причиной, кардинально изменившей взгляд сибирских фотографов на свое творчество и побудившей создать фотогруппу, стало появление в их руках трех профессиональных фотоаппаратов – Canon и двух Leica.

Заводская кино-фотостудия оснащалась, естественно, только отечественной фотоаппаратурой. Объективы наших „Зенитов“ и „Киевов“ неплохо справлялись с уличным освещением, а вот для съемки внутри цехов металлургического завода светосилы оптики не хватало. Результаты заводских съемок не соответствовали затраченным усилиям, ибо большая часть проявленных пленок содержала лишь следы изображения.  Мы пробовали  повышать чувствительность фотопленки обработкой, но результаты менялись мало.

И только с переходом на „Кэнон“ и „Лейки“ ситуация изменилась кардинально. Оказалось, что внутри цехов можно снимать не менее успешно, чем снаружи. Наши творческие усилия получили мощную  техническую поддержку со стороны фотоаппаратов, ведь даже на отечественной фотопленке „Свема“ мы стали получать высококачественные негативы. Именно возможности фотокамер позволили нам сосредоточиться на недоступном для большинства фотолюбителей Советского Союза жанре „рабочая фотография“. Этот документальный жанр стал основным в нашем творчестве, а уровень и качество фотографий обеспечили нам участие в выставках и фотоконкурсах самого разного ранга. Чтобы расширить географию участия в выставках мы и создали фотогруппу. Таким вот образом, появление у фотографов киностудии „КМК“-фильм японского Canon EF и немецких Leica M3 и M4 привело к рождению сибирской фотогруппы „Трива“. С фотоаппаратов все и началось.

Vladimir Sokolaev Leica 012

Правда, уже через год после организации киностудия была властями закрыта, „Трива“ расформирована, а мы с завода уволены. Пришлось вынужденно поменять жанр и от „рабочей фотографии“ перейти к „фотографии социальной“, а точнее, к „уличной“. Позднее Canon был заменен на Nikon, а Александра Трофимова сменил Александр Бобкин. Снимки же, созданные сибирскими „леечниками“ из „Трива“ в последующее десятилетие, названное историками „периодом распада Советского Союза“, составляют сегодня основу „новокузнецкой школы документальной фотографии“.

Почему среди фотографов существуют „леечники“ и „остальные“? Попробую ответить на этот вопрос, опираясь на впечатления от двадцатилетнего общения с Leica M3 и M4.

Все дело, думаю, в том, что сам фотоаппарат „Лейка“ имеет ярко выраженный индивидуальный характер, а главное, — умеет его проявлять…

Начну с очевидного и, на мой взгляд, главного – с видоискателя. Здесь именно тот случай, когда уже на стадии выбора типа аппарата его инженерные решения напрямую влияют на базовую концепцию фотографа. Ведь сам дальномерный видоискатель не обеспечивает полного контроля над глубиной резко изображаемого пространства, а тем самым, и за формой снимка.  Поэтому для „леечника“ вопрос: „в фотографии главное – что или как?“ не может прозвучать в принципе, ибо ответ на него дается еще до встречи с аппаратом. Вот и получается, что Leica — камера не универсальная. Ее назначение — запечатлевать суть явления, а не его форму.

Наблюдение полного солнечного затмения в селе Мохово. Кузбасс. 31.07.1981

Закрепление базовой концепции в сознании происходит следующим образом. В зеркальном видоискателе резкость изображения формируется по визуальному впечатлению от „картинки“ в кадре, то есть с учетом сочетания главного объекта и фона. Это впечатление неизбежно влияет и на восприятие фотографом самого события. На „леечника“ „картинка“ влияния не оказывает, ибо ее просто нет. Таким образом фотограф имеет возможность наблюдать и оценивать событие через видоискатель, сохраняя при этом прямое, а не опосредованное, взаимодействие с ним. Кроме того, сама наводка на резкость осуществляется по главной линии в кадре, совпадающей с тем самым событием, ради которого чуть позже раздастся щелчок затвора.

Именно эта необходимость совместить  в дальномере две линии в одну, и требует от фотографа  заранее определиться с „главным объектом съемки“. „Лейка“ как бы говорит фотографу: „Реши для себя, что из находящегося передо мной самое главное, наведи объектив на него и не заботься об остальном“. И щелчком затвора обрушивает на это „главное“ всю мощь своей уникальной оптики, запечатлевая его изображение в мельчайших деталях, на грани разрешения пленок и матриц. Таким вот образом всякий раз при наводке на резкость „Лейка“ требует от фотографа однозначного ответа на главный вопрос жизни – „кто перед тобой и что происходит?“ Это „требование определенности“ – одна из черт характера „Лейки“, а также причина возможной психологической несовместимости характеров камеры и человека.

Вождь на Дворцовой площади в День Победы. Ленинград. 9.05.1982

Аспект психологический состоит в том, что видоискатель „Лейки“ — телескопический, прямого визирования, совмещенный с дальномером — позволяет глазу постоянно видеть объект съемки, то есть поддерживать с ним прямой визуальный контакт. Именно с его помощью создается и удерживается та самая „нить взаимодействия“ фотографа и объекта, которая, в конечном счете, является определяющей характеристикой „хорошей фотографии“ — такой, которая сохраняет не просто форму изображения, но и наполнена „духом жизни“ этой формы. Наличие же самой „нити“ обусловлено, прежде всего, тем, состоялась у фотографа и объекта „встреча – взаимодействие“ в момент съемки или нет. Ведь для „хорошей фотографии“ наличие этой „нити взаимодействия“ — необходимое, но недостаточное условие. Так вот, прямой взгляд „глаза в глаза“, особенно в портрете, позволяет выстраивать и сохранять такое взаимодействие с объектом, а его отсутствие требует для „наведения мостов для встречи“ дополнительных усилий.

Зрители у Доски Почета. Праздник "Масленица".  Новокузнецк. 24.03.1985.

В „Лейке“ через стекло видоискателя я вижу глаза собеседника, а он видит мои. Один из них открыт, другой – за стеклом визира. Так удобней, ибо сохраняется объемное видение, так как видоискатель в камере Leica М3 не уменьшает изображения, в отличие от Leica М4. В „зеркалке“ по-другому — я вижу не собеседника, а его изображение, отброшенное зеркалом на матовое стекло видоискателя. С изображением взаимодействия „с глазу на глаз“ не построить. Да и собеседник вынужден рассматривать не меня, а объектив моей камеры. Все это автоматически создает дистанцию между нами. И совсем уж плохо, когда в моих руках камера безвизирная, в которой строятся отношения не фотографа и объекта, а объектива с одной стороны и монитора – с другой. Взаимоотношения не могут возникнуть в принципе, ибо нет Встречи, нет взаимодействующих сторон. Аппарату фиксировать нечего… Кроме формы, разумеется…

Так вот, прямой видоискатель „Лейки“ не только облегчает психологическое взаимодействие фотографа и объекта, но и максимально сохраняет энергетику их контакта. Именно способность держать „прямой взгляд“ на событие, быть, как и камера, его участником, является еще одним психологическим требованием, которое аппарат налагает на своих пользователей. Можно сказать, что „требование участия“ – тоже одна из черт характера „Лейки“.

Родительский день в пионерском лагере. Зенково. Кузбасс. 14.07

Кроме того, в устройстве „леечного“ видоискателя есть еще несколько грамотных инженерных решений, облегчающих и упрощающих съемку, а тем самым опосредованно влияющих на психологию фотографа.

Во-первых, это присутствие в поле зрения видоискателя «закадрового пространства», которого конструктивно лишены все без исключения „зеркалки“. Осведомленность через закадровое пространство «о том, что рядом», особенно в ситуациях с большим количеством объектов в кадре, позволяет фотографу успешно использовать динамическое кадрирование, не отрывая аппарата от глаза. Кроме того, в модели Leica М3 закадровое пространство усиливает для фотографа эффект присутствия, особенно если он научился визировать с открытым левым глазом.

Возвращающиеся. Площадь Ленина в Первомай. Новокузнецк. 1.05.1983.

Во-вторых, совмещение рамки видоискателя с дальномером позволяет объединять наводку на резкость и кадрирование, сокращая до минимума время подготовки к спуску затвора.

В-третьих, сама светящаяся рамка очень точно обозначает границы кадра и закадрового пространства, что позволяет максимально грамотно компоновать кадр.

Именно это техническое решение дало членам фотогруппы „Трива“ возможность утвердить и строго придерживаться концепции „полного кадра“, то есть полностью исключить кадрирование снимков при печати.

В-четвертых, яркая прозрачная призма видоискателя с золотым напылением позволяла нам уверенно наводить на резкость в самых сложных световых условиях металлургических производств, при огромном перепаде яркостей глубоких теней и расплавленного металла. А качество заводских фотографий дало возможность фотогруппе успешно реализоваться в трудном с технической точки зрения жанре „рабочей фотографии“.

И наконец, в-пятых, чрезвычайно важно в момент щелчка затвора видеть кадр, само „решающее мгновение“. Это создает предпосылки для успешного и точного, а часто — единственного „снайперского выстрела“ и избавляет от необходимости в дублях, мать которых — неуверенность в наводке на резкость или точности момента съемки, которая полностью снимается при съемке через видоискатель „Лейки“.

 Думаю, что сама теория „решающего мгновения“ могла сформироваться только в уме „дальномерщика“, ибо для этого надо обязательно видеть сам момент съемки, чтобы можно было позже сравнить его с результатом…

Vladimir Sokolaev Leica 013

Теперь пару слов о незаметности.

Безупречно строгий, по-своему минималистический  дизайн фотокамеры Leica несомненно привлекает внимание знатоков и ценителей. Одновременно этот минимализм позволяет аппарату оставаться неприметным для тех, кто не знает о его возможностях и, кстати, о цене…

Наша фотографическая активность пришлась на десятилетие конца 1970-х до 1990-х годов прошлого века. Старшее поколение еще помнило плакаты „Не болтай – враг не дремлет!“, а человек с фотоаппаратом в руке на улице сибирского городка или деревни неизменно привлекал внимание. И не только прохожих, но и властных структур. При виде иностранного аппарата начальное любопытство легко могло перейти в подозрение. К счастью для нас, в Советском Союзе мало кто видел „Лейки“ и уж тем более снимал ими. Чтобы не обращать на себя повышенного внимания, не порождать ненужного к себе любопытства, мы маскировали свои „Лейки“.  И в этом нам помогал их минимализм. Сплошь заклеенная окрашенным лейкопластырем, увенчанная самодельной блендой и боковым прихватом с затертым кистевым ремнем, „Лейка“ органично сливалась с одеждой, даже с традиционной для Сибири фуфайкой. На вопрос о марке фотокамеры мы обыкновенно отвечали, что это аппарат типа „Зоркий“. Интерес к нему сразу пропадал даже у фотолюбителей.

Vladimir Sokolaev Leica 011

Свою лепту в неприметность вносит и уникальный в смысле инженерных решений затвор „Лейки“. Когда однажды я впервые вынужден был разобрать Leica М3, — на морозе толстая отечественная фотопленка становилась жесткой и с трудом перематывалась, срезая зубья шестерни-сателлита на узле перемотки пленки, — то был поражен изобретательностью тех, кто создал это чудо техники. Регулируемый тормозной фрикцион для ловли шторок обеспечивал безударную работу затвора, а регулируемое усилие спусковой кнопки позволяло настраивать аппарат под индивидуального пользователя. Снаружи звук затвора напоминал шелест с легким двойным звоном в конце, что никак не ассоциировалось с привычным хлопком „зеркалки“. При съемке на улицах города в моей руке была холщовая сумка, внутри которой на кистевом ремне незаметно висела „Лейка“, удерживаемая пальцами за боковой прихват. Для съемки достаточно было поднять камеру к глазу, сумка соскальзывала на предплечье, двухсекундная наводка на резкость завершалась свистящим шелестом затвора, рука опускалась, и камера скрывалась внутри сумки, повисая на кистевом ремне. Ни вид самой камеры, ни звук ее затвора не привлекал внимания прохожих, что позволяло нам оставаться незаметными.

"Triva". Photo by Vladimir Vorobiev, Vladimir Sokolaev.


Кварцевание в детском доме № 4. Улица Суворова, Новокузнецк, 1981 г. Фото Владимира Соколаева


Агитплощадка на улице Хитарова. Новокузнецк, 1983 г. Фото Владимира Соколаева


Выпускники школы в день последнего звонка. Октябрьский проспект. Новокузнецк, 1983 г. Фото Владимира Воробьева


Площадь Победы перед Кузметкомбинатом. Новокузнецк, 1987 г. Фото Владимира Воробьева


Выход смены из шахты Распадская. Междуреченск, 1983 г. Фото Владимира Воробьева


Герметизация люка. Коксовая батарея КМК. Новокузнецк, 1980 г. Фото Владимира Воробьева


Выпечка баранок. Хлебозавод № 2. Новокузнецк, 1981 г. Фото Владимира Соколаева


Реэкспозиция в павильоне Космос. ВДНХ, Москва, 1989 г. Фото Владимира Соколаева

Опираясь на вышеизложенное, могу утверждать, что „Лейка“ идеально „заточена“ именно под событийную фотосъемку, для которой важна в первую очередь документальность, и уже во вторую — выверенное расположение объекта в границах кадра. А главное то, что аппарат  Leica — это „фотокамера с характером“.

„Лейка“ способна выбрать для владения собой только тех, кто „имеет определенность“ и „держит прямой взгляд“, а значит, людей с сильным характером, ясно видящих цель и умеющих ее достигать. Они-то и есть „леечники“…

Таковы фотоаппараты „Лейка“, благодаря которым в Новокузнецке возникла „Трива“ — сибирская группа документальной фотографии».

Владимир Соколаев. Москва, 2016 год.

Комментировать »
Май 24, 2016

Многофункциональные аксессуары Hard Graft

Представляем продукцию австро-английского бренда Hard Graft, предназначенную для переноски фотокамер, ноутбуков, других технических устройств и личных аксессуаров. В ассортименте представлены многофункциональные рюкзаки-трансформеры, компактные фотокофры и несессеры — и все из превосходной тосканской кожи с отделкой из мягкого фетра.

Hard Graft 003

Кредо дизайнеров Hard Graft – забота и внимание к потребностям клиентов, вдумчивая и добросовестная работа.

Бренд Hard Graft появился в 2007 году в Лондоне. Его основатели ратуют за соединение новых идей со старыми добрыми традициями производства с использованием богатых и функциональных материалов высочайшего качества. Когда вы станете обладателем одного из изделий Hard Graft, вы увидите и почувствуете то уважение, которое положено в основу производства, проектирования и выбора материалов.

Сумка для фотокамеры Box Camera Bag
Роскошная кожа снаружи и тонкий шерстяной фетр внутри обеспечивают достаточную защиту при ежедневном использовании. Отличный вариант для тех, кто ищет компактный, легкий и удобный кофр для камеры.

Hard Graft Box Camera Bag






Сумка для ноутбука Back2Back
100% рюкзак и 100% мессенджер: это возможно одновременно! Благодаря быстрой регулировки ремня сумка трансформируется из удобного рюкзака в не менее удобный мессенджер. Внутри сумки более чем достаточно места для вашего iPad Pro, ноутбука диагональю от 12″ до 15″, а также вещей, которыми вы пользуетесь ежедневно, таких как книги, журналы, зарядные устройства, цифровые камеры и даже некоторые предметы гардероба.

Hard Graft Back2Back




Сумка для ноутбука 2Unfold

Оригинальная и уникальная многофункциональная сумка для ноутбука отличается максимальной гибкостью применения – подходит для переноски ноутбука диагональю 15″ или 17” и может принимать форму портфеля, сумки для ношения через плечо или рюкзака. Сложите ее и положите внутрь ваш компактный MacBook 12″ / 13″, iPad Pro 12,9″ или папки формата A4, придав сумке форму мессенджера.

Hard Graft 2Ufold Laptop Bag









Несессер Private Dopp
Это очень личная вещь, которую обычно не выставляют напоказ. За время вашей жизни ее не видит практически никто, кроме вас и самых близких для вас людей. Это аксессуар, который вы приобретаете для себя (или получаете в подарок от близкого человека), и именно данное обстоятельство делает эту вещь такой особенной.

Hard Graft PrivateDoppField 001

Комментировать »
Май 12, 2016

Валерий Мельников. Путешествие в Арктику с Leica X-U

В апреле, когда погодные условия на просторах Северного Ледовитого океана наиболее благоприятны, под эгидой Экспедиционного центра Русского географического общества в Арктике организуется ледовая дрейфующая база «Барнео». В 2016 году состоялась 15-я экспедиция на «Барнео», в которой принял участие фотожурналист, специальный фотокорреспондент агентства «Россия сегодня» Валерий Мельников. Фиксируя события полярной экспедиции, Валерий протестировал новую камеру Leica X-U, разработанную специально для съемки в экстремальных внешних условиях. Впечатлениями о путешествии на Север и о работе с камерой Leica X-U при низких температурах Валерий Мельников поделился в интервью.

Valery Melnikov Leica 001

Сообщите, пожалуйста, какова была хроника событий экспедиции?

Группа сотрудников Экспедиционного центра РГО и журналистов прилетела на «Барнео» первым техническим рейсом 3 апреля. Мы приземлились на взлетно-посадочную полосу, построенную людьми, десантировавшимися на льдину неделей ранее. В нашу задачу входило развернуть палаточный лагерь и ожидать следующий рейс самолета, с которым должны были прибыть остальные члены экспедиции, а также оборудование и продовольствие. Но случились форс-мажорные обстоятельства: огромная многокилометровая льдина, на которой была оборудована взлетно-посадочная полоса, раскололась. При повторном строительстве произошел еще один раскол льда, поэтому новую влетно-посадочную полосу удалось соорудить только с третьей попытки. В результате ожидаемый самолет смог прилететь на «Барнео» не через 6 часов, как планировалось, а только через 12 дней. Из-за этого обстоятельства сдвинулись все сроки экспедиции, и отменилась большая часть намеченной программы: в этом году, к сожалению, не состоялись учения ВДВ и исследования российского ученого-полярника, академика Института океанологии Игоря Алексеевича Мельникова, моего однофамильца.
Все это время — почти две недели — люди, которые находились на льдине, включая меня и еще нескольких журналистов, вынуждены были заниматься практически 24-х часовым выживанием, поддерживая жизнеспособность лагеря и участвуя в строительстве новой «взлетки».

Valery Melnikov Leica 003

За время форс-мажорных обстоятельств у вас не возникало проблем с провизией или техникой?

Продуктового обеспечения вполне хватило, помимо этого был организован еще дополнительный сброс с парашютами нескольких платформ, где было топливо и питание. Обогрев палаток поддерживался с помощью тепловых пушек, а электричество вырабатывал дизель-генератор.

Опишите, пожалуйста, погодные условия во время вашего путешествия в Арктику.

Температура самого теплого дня за две недели моего прибывания на льдине составила –17 °C, а самого холодного –42°C. Средняя суточная температура колебалась от –30°C до –40°C.

Тяжело ли прошла ваша адаптация к условиям Севера?

Первые несколько дней было весьма сложно. Затем организм постепенно привык. А когда «потеплело» до –20°C, а после и до –17°C, оказалось, что я могу обходиться без куртки и чувствовать себя при этом довольно комфортно. Но все-таки человеческое тело трудно переносит такие низкие температуры. Помимо этого на льдине нет абсолютно никаких привычных удобств. Воздух хоть и поддерживается в палатке теплым, но основанием для ее «пола» служит лед. Еще по причине полной изоляции от внешнего мира меняется психика, странным образом начинает вести себя мозг, что отметили все участники экспедиции. Людям, к примеру, начали сниться странные сны, в которых проявлялись давно забытые ситуации из реального прошлого.

Словно на арктическом «Солярисе»?

Да, у меня возникали подобные ассоциации с фильмом Андрея Тарковского.

Valery Melnikov Leica 008

Как вы продумывали свою экипировку для путешествия?

Часть теплой одежды у меня была, поскольку я катаюсь на горных лыжах, а специальную обувь и куртку мне выдали в Экспедиционном центре РГО.

Использовали ли вы какие-либо чехлы для фотокамер во время съемки?

Нет, дополнительных утеплителей для фототехники у меня не было, так как невозможно придумать что-то подходящее для таких экстремальных условий. Приходилось либо держать камеру во время съемки под курткой и доставать ее только в нужный момент, что очень неудобно. Либо использовать камеру на открытом воздухе, а запасной аккумулятор оставлять в теплом кармане. При этом нужно учесть, что при низких температурах в момент приближения камеры к лицу для анализа съемки теплое дыхание попадало на видоискатель или экран камеры, отчего стекло мгновенно покрывалось сначала изморозью, а затем тонким слоем льда. Поэтому производить съемку приходилось интуитивно.

При каких температурах вы снимали камерой Leica X-U?

Я использовал Leica X-U для съемок при всем диапазоне температур от –17°C до –42°C.

Valery Melnikov Leica 005

Поделитесь, пожалуйста, вашими впечатлениями о съемке новой Leica X-U.

Мне не пришлось поэкспериментировать с этой моделью в обычных комфортных условиях: с Leica X-U я сразу отправился на тестирование в Арктику. Заметил определенное удобство в эргономике камеры и в организации меню. Обрезиненный корпус отлично проявил свои свойства — на морозе камера в буквальном смысле не прилипала к теплым рукам без перчаток, как могло бы произойти в случае пластикового или композитного покрытия. Для меня немаловажным фактором стало быстрое, без лишних манипуляций переключение из режима фото в режим видеосъемки. Можно отметить хороший светосильный объектив и преимущества оптики Leica с возможностью получать оригинальный рисунок заднего плана изображения при значении диафрагмы f/1.7. Хотя в условиях Арктики, где сейчас полярный день, я мог снимать при открытой диафрагме только в темноте палатки. Удачно расположена встроенная вспышка — близко к оптической оси объектива, за счет чего при портретной съемке образуются не такие резкие тени на лице. Не было никаких проблем и с автофокусом даже при серийной съемке. Сложность составляла только работоспособность аккумулятора, который в условиях Крайнего Севера очень быстро разряжался, что является обычным свойством всех аналогичных батарей. И, к сожалению, все-таки заметно появление шумов при высоких значениях ISO, что в компактных камерах является пока сложно преодолимым фактором для разработчиков.

К какому классу вы лично отнесли бы камеру Leica X-U — к любительскому или профессиональному?

Полагаю, с помощью этой камеры можно решить довольно широкий спектр задач, включая динамичную съемку.

Valery Melnikov. Barneo-2016, photography with Leica X-U




















Был ли у вас ранее опыт работы с какой-либо моделью Leica?

Да, я уже давно снимаю своей классической пленочной камерой Leica M6.

Помимо фотосъемки, что еще входило в ваши задачи на «Барнео»?

По причине особой ситуации, возникшей в ходе этой экспедиции, много времени и усилий уходило на работы, связанные с поддержанием жизнеобеспечения лагеря. К примеру, необходимо было ездить за льдом для приготовления пищи. Посменно мы все были заняты на строительстве новой взлетно-посадочной полосы. Дело еще и в том, что с определенным видом работ на Северном полюсе не может справиться техника: ледяные торосы можно разобрать только ручным способом, банально используя кирку и лопату.

Valery Melnikov Leica 007

Приходилось ли вам ранее бывать в Арктике?

Я был в районе Земли Франца-Иосифа и в Карском море. Но в условиях жизни на льдине при таких низких температурах оказался впервые. Поэтому предыдущие мои поездки на Север можно сравнить с пребыванием в санатории, поскольку путешествия происходили на ледоколах со всеми удобствами, такими как горячий душ, к примеру. А на льдине ведь ничего этого нет. В районе Северного полюса не обитает никакая живность, туда даже не заглядывают белые медведи, поскольку им там нечем питаться. За всю 15-летнюю историю «Барнео» бывалые полярники припоминают только пару случаев появления белых медведей в районе лагеря.

В целом вы довольны полученным опытом?

Доволен. Хотя по причине форс-мажорных обстоятельств мне не удалось выполнить намеченную программу по фотосъемке, поскольку, как я уже упоминал, отменились исследования ученого-полярника И. А. Мельникова. Но результат выживания в экстремальной ситуации в составе группы незнакомых друг с другом людей оказался тоже очень важен в человеческом смысле.

Valery Melnikov Leica 002

Валерий, благодарим за сотрудничество! Желаем вам удачи в дальнейших путешествиях и реализации творческих планов!

Провела беседу и подготовила материал Юлия Митич.

Комментировать »
Май 5, 2016

Максим Мармур. «Геометрия полей»

Maxim Marmur Fields Leica 005

Впечатляющие панорамы и причудливые геометрические узоры на полях Краснодарского края, появляющиеся вследствие хозяйственной деятельности человека и заметные лишь с высоты птичьего полета, запечатлел во время вертолетного путешествия фотограф, посол Leica Camera в России Максим Мармур. Съемка производилась в апреле 2016 года камерами Leica T, Leica Q.

Maxim Marmur. Fields Geometry

























Комментировать »
Апрель 27, 2016

Анна Коневская. Весенний Париж в объективе Leica X2

Anna Konevskaya Leica X2 001

Представляем серию фотографий о Париже и небольшой рассказ об увлечении съемкой Leica Анны Коневской. Анна является руководителем юридического отдела французской компании, любит фотографировать и ведет свой авторский блог.

«Мой отец – художник, и страсть к изобразительному искусству, видимо, досталась мне по наследству. Правда, для запечатления красоты мира я использую не холст и масло, а фотоаппарат. Последние несколько лет я живу в Париже, и этот город вдохновляет меня каждый день!

Anna Konevskaya Leica 005

Leica я начала пользоваться совсем недавно — у меня модель X2, но уже замечаю разницу между этим аппаратом и всеми остальными. Прежде всего радует глаз великолепная цветопередача. Я люблю чистые тона, и в этом смысле Leica – совершенно точно „мой“ фотоаппарат. Париж, город сотни оттенков серого, на снимках, сделанных Leica, кажется удивительно ярким – даже дождь и пасмурная погода не мешают этому удивительному эффекту. Кроме того, для съемки архитектуры очень важны высокая точность и детальность изображения, и в этом смысле Leica тоже равных нет. На городских фотографиях можно различить каждую завиток на фасаде, каждый декоративный элемент – хочется разглядывать такие снимки, заново открывая для себя красоту зданий барона Османа…

Я много путешествую, и компактность фотоаппарата играет для меня большую роль. Leica я могу просто положить в дамскую сумочку, вместо того, чтобы везти с собой специальный фоторюкзак. В итоге я стала намного меньше снимать на телефон, поскольку маленький аппарат теперь всегда под рукой, а качество фотографий, конечно, несравнимое.

Paris by Anna Konevskaya. Shoot with Leica X2










SONY DSC






Пока я использовала Leica в основном для съемки пейзажей и food photo, кстати, при искусственном освещении фотографии получаются весьма достойные, по сравнению с другими моими аппаратами, но планирую попробовать X2 и для street style. Думаю, после небольшого опыта смогу получить красивые и оригинальные снимки с показов моды и просто при работе с фэшн-блогерами».

Anna Konevskaya Leica X2 002

Комментировать »